ПРОЧЕЕ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ПРОЧЕЕ

 

Визит спецпредставителя президента по Каспию Виктора Калюжного в Иран не принес неожиданностей. Абсолютно предсказуемый результат вояжа: внешне позитивная реакция Тегерана на московские инициативы по Каспийскому морю, индифферентная реакция российских СМИ на ход и итоги переговоров. И никаких подвижек в решении проблемы.

Если судить по заявлениям Калюжного, дискуссии, в основном, велись вокруг экологических проблем и слегка задевали аспекты статуса Каспия. Хотя именно статус - основной камень преткновения. И даже не столько статус, сколько - пусть это не покажется странным - географическое определение этого самого большого замкнутого водоема.

Вообще, проблема Каспия - давно назревший гнойник, требующий оперативного лечения. По сей день все отношения вокруг Каспийского моря строятся на основе советско-иранских договоров, заключенных в 1921 и 1940 годах, в соответствии с которыми море находится в совместном пользовании России и Ирана. Стало быть, плавать и ловить рыбу в нем могут только два этих государства. Естественно, ни Азербайджан, ни Туркмения, ни Казахстан в документах в качестве субъектов не упоминаются. Между тем, сегодня эти три постсоветских государства требуют своего собственного, а не чужого счастья.

От того, чем будет признан Каспийский водоем - морем или озером, - по большому счету зависит, что достанется России от этого богатейшего своими ресурсами региона.

Азербайджан, а следом за ним и Туркмения продолжают настаивать, что Каспий - все же озеро, и раздел его между прибрежными государствами должен происходить по секторальному принципу: по линиям, соединяющим условную его середину с концами сухопутных границ каждой страны. Баку можно понять - именно в секторе Азербайджана и сосредоточились самые крупные нефтяные месторождения. Во всяком случае, так принято считать, хотя некоторые эксперты в этом сомневаются. При этом Азербайджан согласен и на компромиссный вариант - сохранение акватории в общем пользовании, но при условии демилитаризации.

В случае, если Каспий будет признан морем, а сторонник этого варианта - Астана, вступят в силу положения Морского права, в частности - о 12-мильной зоне, континентальном шельфе, исключительных экономических зонах. Вот какую версию предлагает Казахстан: Каспий - водоем с общей и неделимой акваторией, дно и недра которого будут разграничены между прибрежными странами на основе срединной линии. Водное же зеркало остается общим. При этом казахские дипломаты в качестве аргументов приводят исторические прецеденты деления водоемов после распада империй. В частности, весьма бесконфликтно - на участки, относящиеся к Уганде, Танзании и Кении, - было разделено озеро Виктория. Каждая страна получила право на эксплуатацию природных ресурсов дна своего участка озера. Аналогично были разделены между прибрежными государствами и другие озера Африки - Чад, Альберта, Малави.

Естественно, признание Каспия озером невыгодно ни для России, ни для Ирана. Весьма спорным остается и "морской" вариант в силу сложности, запутанности и непредсказуемости по своим политическим последствиям.

Между тем, Иран попытается предложить другую - равнодолевую - формулу компромисса: 20% каждой стороне. Но как заявил в Тегеране журналистам Виктор Калюжный, Россия с этой позицией не согласна, так как ни Казахстан, ни Туркмения, ни Азербайджан эту идею не поддерживают. Да и Москва, по словам Калюжного, претендует на большее.

С другой стороны, по словам российского спецпредставителя, иранская сторона сочла приемлемым предлагаемый Россией принцип "50х50" при разработке спорных месторождений углеводородного сырья в Каспийском море. Но опять все упирается в позицию Туркмении и Азербайджана, три года ведущих спор из-за каспийских месторождений и не принимающих этот принцип всерьез.

В итоге, по сей день ни одна из сторон так и не определилась с окончательным выбором. Скорее всего, в силу отсутствия консенсусных вариантов. При этом все, что касается поверхности акватории, уже практически не обсуждается - стороны согласны на ее совместное использование. А вот вопрос дна, богатого углеводородами, скорее всего в ближайшее время не найдет разрешения.

Тем более, что нынешнее положение является достаточно стабильным, и нефтяные компании, ведущие разработку каспийской нефти, в принципе, не против сохранения статус-кво. Было бы что добывать.

("Deadline Ru – Экономика", 03.08.2000, Каспийское дно рвут на части")

* * * * *

 

 

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>