СПС И КОМИТЕТЫ СОЛДАТСКИХ МАТЕРЕЙ РЕШИЛИ ОБЪЕДИНИТЬ УСИЛИЯ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
СПС И КОМИТЕТЫ СОЛДАТСКИХ МАТЕРЕЙ РЕШИЛИ ОБЪЕДИНИТЬ УСИЛИЯ

Накануне Дня защитника Отечества "Союз правых сил" и Союз комитетов солдатских матерей России учредили общественный фонд "Нет дедовщине!". Попечительский совет фонда возглавили лидер СПС Борис Немцов и ответственный секретарь СКСМ Валентина Мельникова. На церемонии презентации своего детища учредители сказали, что цель их фонда - правовая помощь военнослужащим, пострадавшим от неуставных отношений. А еще они надеются, что их деятельность будет иметь и профилактический эффект.

По данным Валентины Мельниковой, в прошлом году в комитеты солдатских матерей обратились за помощью около 40 тысяч человек (в московское отделение - 2867 человек). Сбежали из частей, не выдержав побоев и издевательств, около 6 тысяч военнослужащих. Погибли в результате неуставных отношений 1200 солдат. По статистике, которой располагает СПС, число жертв дедовщины еще выше - только погибших более 2000 за год.

Министерство обороны эти цифры, естественно, оспаривает. Как говорит Мельникова, отцы-командиры научились списывать "убыль" личного состава в результате неуставных отношений на боевые потери и несчастные случаи. В официальную статистику, как правило, не попадают самоубийцы, хотя чаще всего к этому толкает солдата именно дедовщина.

Военная юстиция старается не сильно огорчать армейское руководство. Вот и на этот раз Главная военная прокуратура выступила в обычной роли. 21 февраля ГВП распространила пресс-релиз, в котором опровергла данные, оглашенные учредителями фонда. По сведениям ГВП, в 2000 году в российской армии от дедовщины погибли 68 человек, в 2001-м - 81, то есть СПС и СКСМ безосновательно завышают потери в десятки раз. В связи с этим ГВП выразила "сомнение в эффективности деятельности" фонда.

"Очень часто военные следователи начинают разговор с пострадавшим со слов: ты просто не хочешь служить, - рассказывает Валентина Мельникова. - В итоге солдат из пострадавшего нередко превращается в обвиняемого. Ведь рядом не оказывается юриста, способного хотя бы проследить за соблюдением законности в ходе следствия". Комитеты солдатских матерей и отделения СПС, как могли, старались обеспечить юридическую поддержку военнослужащим, пострадавшим от дедовщины. "Но когда произошли массовые побеги солдат в Волгограде, затем в Подольске и Ульяновске, стали очевидны истинные масштабы армейской трагедии и то, что мы не состоянии обеспечить адвокатами тысячи и тысячи солдат по стране. И тогда возникла идея создания фонда "Нет дедовщине!". Собранные им средства пойдут на оплату юристов, которые будут защищать солдат. Важно, чтобы пострадавший сразу пришел в военную прокуратуру со своим адвокатом и получал его поддержку в ходе всего процесса".

Основатели фонда считают: если довести до логического завершения хотя бы десяток-другой уголовных дел, связанных с дедовщиной, это станет переломным моментом в борьбе с этим армейским недугом. СПС для затравки предлагает рассмотреть дело военнослужащего президентского полка Александра Фокина. В самой элитной части "деды" замордовали солдата-первогодка до такой степени, что бедняга пытался покончить с собой. Если такое творится в "личном" полку Верховного главнокомандующего, понятно, какие порядки царят в обычных частях и гарнизонах.

Первой акцией учредителей фонда стали совместные пикеты, которые 23 февраля прошли в тридцати городах России. В Москве активисты СПС и СКСМ митинговали на Арбатской площади перед зданием Минобороны. На транспарантах пикетчиков были начертаны лозунги: "Профессиональная армия - сильная Россия!", "Не два года в сапогах, а шесть месяцев в строю!" Последнее воззвание задело за живое милиционеров, приглядывающих за порядком. "Фиг вам, а не шесть месяцев, - громко сказал один из сержантов. - Мы по два года пахали, и вы не сотретесь!" Как бы отвечая на эту реплику, к микрофону вышел бывший танкист, отслуживший срочную в восьмидесятых: "За все время службы я только два раза ездил на танке. После демобилизации у меня в военном билете осталась запись о военно-учетной специальности: оператор коротковолновых установок. Но я до сих пор не знаю, что это такое".

Среди пикетчиков, естественно, преобладали молодые люди, явно еще не примерявшие армейские сапоги. Но было очевидно, что происходящее в Вооруженных силах страны волнует не только их. Вслед за танкистом времен застоя на трибуну вышел ветеран Великой Отечественной: "Каких теперь готовят специалистов, известно: военная техника годами не трогается с места - горючего не хватает. А если завтра война?" Ему вторила медсестра из военного госпиталя: "Я вижу ребят, которые пострадали в Чечне или от побоев старослужащих. Мы залечиваем их раны, но никто теперь не сможет излечить их души"...

Лидер СПС Борис Немцов считает, что фонды "Нет дедовщине!" необходимо создавать во всех регионах страны. Но это станет только частью программы, которую намерен осуществить СПС. "Базовая позиция нашей партии - немедленный переход Вооруженных сил России на профессиональную основу, - говорит Борис Немцов. - Нашу программу армейской реформы мы предложили президенту. Сейчас ее изучают в Совете безопасности, в Генеральном штабе. И вроде бы все генералы за профессиональную армию, но считают, что армейскую реформу можно начинать в 2011 году. А наша важнейшая задача - добиться этого незамедлительно, иначе к тому времени страна вообще останется без армии. Нечего откладывать. Ельцин еще в мае 1996 году подписал указ о том, что у нас в 2000 году должна быть профессиональная армия. Уже 2003 год - и конь не валялся. Министр обороны признает, что Вооруженные силы находятся в плачевном состоянии, но ничего не делает для того, чтобы исправить эту ситуацию, поскольку сам оказался в плену у тех людей, которые выступают противниками военной реформы и всячески саботируют ее проведение"./Независимая газета, 26 февраля /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>