ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВЫСОКОГО УРОВНЯ ЖИЗНИ ГРАЖДАН – ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ ПОЛИТИКИ ВЛАСТИ РФ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВЫСОКОГО УРОВНЯ ЖИЗНИ ГРАЖДАН – ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ ПОЛИТИКИ ВЛАСТИ РФ
Стенограмма выступления Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на «Мюрдалевских чтениях», Женева, 12 февраля 2008 года
Уважаемые дамы и господа,
Признателен исполнительному секретарю ЕЭК Мареку Бельке за приглашение выступить в рамках «Мюрдалевских чтений». Эти лекции стали важной традицией и воспринимаются как неотъемлемая часть облика Женевы – старейшего центра международных организаций, своего рода «законодательницы мод» в определении стандартов международного сотрудничества.
В международном ландшафте Женевы трудно переоценить значение ЕЭК, у истоков которой стоял Гуннар Мюрдаль. В годы «холодной войны» именно Комиссия была, по сути, одним из немногих связующих звеньев между Востоком и Западом. Сегодня работа ЕЭК объективно способствует созданию благоприятных условий для формирования экономической основы новой Европы без разделительных линий.
Хотел бы особо отметить роль Марека Бельки, который пришел к руководству Комиссией в непростые времена ее реформирования и смог добиться заметного роста ее авторитета уже в новых условиях.
Наша страна является членом ЕЭК с момента ее образования, так что в Комиссии накоплен богатый массив аналитической информации о различных этапах нашего развития.
Обеспечение высокого уровня жизни всем россиянам – главная цель политики российской власти. В последние годы здесь достигнуты значительные успехи. Принятые недавно новые решения в социальной сфере закрепляют последовательный и долгосрочный характер этого курса. В его основе – устойчиво высокие темпы роста, который уже в большей части обеспечивается не за счет цен на нефть и газ, а за счет реального сектора – промышленности, строительства, торговли. Реализуются крупные инфраструктурные проекты. Созданы институты развития, необходимые для перехода к принципиально новой, инновационной экономике. Рекордными темпами растут прямые иностранные инвестиции. Россия вошла в группу ведущих экономик мира. Только за период с 2000 по 2006 год размер нашего внешнеторгового товарооборота вырос более чем в 3 раза, а с Евросоюзом – пятикратно.
Восстанавливая свои позиции на мировых рынках, страна использует свои естественные конкурентные преимущества. При этом мы готовы к тому, чтобы на равных с партнерами участвовать в формировании более эффективных и справедливых основ международной торгово-экономической и валютно-финансовой системы. Продвигаем такой подход в многосторонних институтах, в «восьмерке», а также в рамках переговоров о нашем вступлении в ВТО и ОЭСР.
Последовательно укрепляются позиции России как страны-донора в сфере международного развития. Наш вклад в облегчение долгового бремени развивающихся стран по линии Парижского клуба – около 12 млрд. долл. В рамках «Группы восьми» Россия взяла дополнительные обязательства по финансированию в течение ближайших 4-5 лет инициатив в сфере образования, борьбы с инфекционными заболеваниями и энергетической бедностью на общую сумму около 600 млн. долл. В 2007 году – без учета списания задолженности – наша помощь на цели развития составила 210 млн. долл. Планируем по мере формирования внутренних социально-экономических предпосылок последовательно повышать этот показатель, ориентируясь на одобренные в ООН рекомендации.
Главным внешнеполитическим результатом нашего развития последних лет стало укрепление Россией своей самостоятельной роли в международных делах. Это отвечает нашей политической традиции и нашей истории. Всегда, когда мы позволяли другим думать за себя, это оборачивалось негативными последствиями для самой России и окружающего нас мира. Намерены в полной мере вносить свой вклад, в том числе интеллектуальный, в решение глобальных проблем, в утверждение более демократического миропорядка, основанного на коллективных началах и международном праве. Крайне важно, чтобы все как можно скорее осознали смысл фундаментальных перемен, связанных с окончанием «холодной войны». Сегодня мир вышел из «скорлупы» двублоковой директории и объективно становится многополярным. Ни у кого нет монополии на процессы глобализации – это ключевой факт, который многим еще предстоит признать.
Политическая и психологическая инерция прежних подходов продолжает оказывать негативное влияние на глобальную и региональную политику. Этот растущий разлад с действительностью в политике ряда наших партнеров вынудил нас призвать к открытым, честным и демократическим дебатам. Мы не сможем эффективно взаимодействовать, если не согласуем модальности сотрудничества. В этом – смысл Мюнхенской речи Президента В.В.Путина в феврале прошлого года.
Россия проводит открытую внешнюю политику, не стремится обеспечивать свою безопасность за чужой счет. Новой России ничего не нужно, что добывается силой оружия. Мы никому ничего не навязываем. Более того, повсюду сталкиваемся со свидетельствами востребованности активной роли нашей страны в международных делах. Сознаем свою ответственность.
Россия – крупнейшее европейское государство. Она, как и США, – неотъемлемая часть европейской цивилизации. Собственно, Россия всем своим развитием на протяжении веков обеспечивала расширение европейского цивилизационного пространства.
Россия не только брала у Европы, но и «вкладывалась» в нее. Это – вся российская культура XIX-ХХ веков, и прежде всего литература и искусство. Это – и срыв попыток насильственного объединения Европы, включая спасение континента, в боевом братстве с нашими союзниками, от фашистского господства, которое несло смертельную угрозу всей европейской цивилизации.
Не ошибусь, если скажу, что модернизация страны, предпринятая Петром Великим, стала проектом общеевропейского значения. Без обновленной России вряд ли было бы возможным последующее развитие континента. То, что было верно тогда, вдвойне справедливо сейчас. В единстве могла бы состоять подлинная эмансипация Европы – прежде всего от собственных внутренних раздоров и внешней опеки, что высвободило бы огромный творческий, интеллектуальный, экономический и иной потенциал в интересах европейских народов и всего мира. Сегодня объективно отпала необходимость в поддержании европейского равновесия извне, как это было в период «холодной войны».
Безусловным приоритетом для России является развитие многообразного взаимодействия на пространстве СНГ. Как и в других регионах, здесь с полной силой заявляют о себе интеграционные императивы глобализации. Мир, спокойствие и процветание в этом регионе жизненно необходимы для нормального демократического развития общества во всех странах Содружества. Призываем всех действовать на этом пространстве легитимно и транспарентно, не нанося ущерба стабильности, и при полном уважении законных интересов стран этого региона, их культуры и традиций. Убеждены в совместимости интеграционных процессов в рамках Евросоюза и на пространстве СНГ: все они «работают» на общее будущее нашего континента, помогают заложить материальные основы для кардинальной трансформации всей европейской архитектуры.
К сожалению, переходный этап в европейской политике непозволительно затянулся. ОБСЕ так и не стала структурой, воплощающей единство Европы. Более того, внутри ОБСЕ создаются новые разделительные линии, подрывается принцип равенства государств-участников. Не помогает делу и продолжающееся расширение НАТО, которое трудно объяснить с точки зрения укрепления подлинно общеевропейской безопасности.
Иногда приходится слышать: Россия, выступая против расширения альянса, сама сотрудничает с ним более интенсивно, чем претенденты на вступление. Но в этом-то все и дело: характер современных угроз безопасности таков, что для их эффективной нейтрализации вполне достаточно сотрудничать с НАТО в самых разных форматах, не прибегая при этом к традиционным методам геополитической экспансии, которая лишь сеет недоверие и создает риски для военно-политической стабильности.
В свое время, когда Россия потребовала отмены ограничительных статей Парижского мира, который подвел итоги Крымской войны, канцлер А.М.Горчаков указывал на то, что международные гарантии безопасности России на Черном море имели лишь «теоретическое значение». Именно этот разрыв между «теорией» и «практикой», между словом и делом потребовала исправить Россия. Такой же разрыв образовался сегодня – в европейском контроле над вооружениями вследствие того, что уже на протяжении девяти лет адаптированный ДОВСЕ существует лишь виртуально – из-за отказа членов НАТО его ратифицировать. А «старый» ДОВСЕ с исчезновением ОВД и расширением НАТО давно утратил связь с действительностью.
Согласно ему, страны НАТО могут нарастить свои вооружения в Европе до 26 тыс. танков, 40 тыс. бронемашин, 25 тыс. артсистем, 8300 боевых самолетов и 2500 ударных вертолетов. В совокупности это на 23 тыс. единиц больше коллективных уровней для НАТО на момент заключения Договора в другую историческую эпоху и практически вдвое больше договорных возможностей участников ДОВСЕ, не входящих в альянс. Конечно же, у нас возникает закономерный вопрос: зачем странам НАТО такой резерв (HEADROOM) для наращивания? Ведь практически по всему периметру своих европейских границ на севере, западе и юге Североатлантический альянс омывается морями и океанами. А тем временем НАТО продвигает свою военную инфраструктуру на Восток, приближая ее к нашим границам.
Наше решение приостановить выполнение ДОВСЕ преследует цель изменить эту ненормальную ситуацию. Мы готовы к продолжению переговоров в интересах восстановления жизнеспособности режима контроля над обычными вооружениями.
Не отвечают требованиям времени и планы размещения американской противоракетной базы в Восточной Европе в отсутствие реальной угрозы для континента. Нас заверяют, что и это не против России. Но еще Бисмарк говорил, что в военном деле важны не намерения, а потенциалы. Всем придется из этого исходить, если ТПР ПРО материализуется. Не будем обманывать себя: проблема ПРО – отнюдь не двустороннее дело, а общеевропейское. Не понятно, почему этого не хотят видеть в Евросоюзе.
Не меньшую озабоченность вызывает и то, что на фоне планов создания ПРО пробуксовывают российско-американские переговоры о сохранении преемственности в процессе ядерного разоружения. Срок действия Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений истекает в декабре 2009 года, и в отсутствие полноценных, юридически обязывающих договоренностей о дальнейших ограничениях на такие вооружения на последующий период будет нанесен серьезный ущерб стратегической стабильности. «Противоракетный щит» плюс свобода рук в сфере стратегических наступательных вооружений – специалистам должен быть понятен дестабилизирующий эффект такого сочетания. Речь идет опять-таки не о намерениях, а о потенциалах.
Считаем, что все должны уважать совместное обязательство России и членов НАТО, принятое на высшем уровне в Римской декларации 2002 года: «строить совместно прочный и всеобъемлющий мир в Евроатлантическом регионе на принципах демократии и безопасности, основанной на сотрудничестве, и принципе неделимости безопасности всех государств евроатлантического сообщества».
Именно логика неделимости безопасности лежит в основе инициативы Президента В.В.Путина о том, чтобы противодействовать рискам ракетно-ядерного распространения через совместную работу России, США и Европы. Хотелось бы, чтобы партнеры не уходили от работы на основе этого предложения, являющегося конструктивной альтернативой односторонним планам в области ПРО.
Мы убеждены: тройственный российско-американо-европейский формат несет в себе огромный потенциал во всех сферах, связанных с обеспечением безопасности и стабильности. Например, поддержка Евросоюзом таких совместных инициатив России и США, как предотвращение актов ядерного терроризма, борьба с распространением ОМУ при создании стимулов для безопасного развития ядерной энергетики, уже способствует формированию глобальных коалиций для продвижения этих проектов.
В наших общих интересах ¬- новое видение отношений в Евроатлантическом регионе – как отношений взаимодействия между всеми тремя центрами европейской цивилизации. Тогда, наконец, удалось бы реализовать обретенную с окончанием «холодной войны» надежду на целостность этого обширного – от Ванкувера до Владивостока – пространства, не допустить его блоковой фрагментации. Разумеется, отношения в этом «треугольнике» могут быть только честными и равноправными.
Подчеркну: на такой основе мы готовы искать общеприемлемые развязки и по ДОВСЕ, и по ПРО, и по другим проблемам коллективной безопасности, которые сегодня требуют к себе внимания на высшем уровне. На начало апреля намечено проведение саммита Совета Россия-НАТО. Президент В.В.Путин принял приглашение принять в нем участие. Это лишний раз свидетельствует об открытости России к диалогу по любым вопросам.
Одной из несущих опор новой Европы без разделительных линий может стать стратегическое партнерство между Россией и Евросоюзом. Для этого важно укреплять его материальную основу – отношения экономической взаимозависимости. Впечатляющими темпами растет торговля. Запущены масштабные энергетические проекты, направленные на дальнейшее повышение энергобезопасности всего континента на основе принципов, согласованных на саммите «восьмерки» в Санкт-Петербурге. Хочу вновь подтвердить: Россия всегда неукоснительно выполняла все свои обязательства по поставкам энергоносителей, так будет и впредь. Особое значение имеет инвестиционное сотрудничество. Однако здесь есть над чем работать: инвестиции Евросоюза в российскую экономику составляют порядка 30 млрд.долл., а встречные российские – пока только 3 млрд.долл.
Мы вполне понимаем переживаемые Евросоюзом сложности. Приветствуем усилия по их преодолению и прежде всего – подписание Лиссабонского договора. Убеждены – жизнь сама все расставит по своим местам. В любом случае у нас есть своего рода страховочная сетка – дорожные карты Россия-ЕС по четырем общим пространствам, механизмы отраслевых диалогов, а главное – интенсивные взаимовыгодные двусторонние отношения со многими европейскими странами. Готовы к началу переговоров над новым Договором Россия – Евросоюз, как только к этому будут готовы партнеры.
Уверен, что сегодня, когда конкуренция приобретает цивилизационное измерение, подлинно единая Европа была бы в куда лучшей конкурентной форме. Только коллективными усилиями можно решить и такую актуальную проблему, как сохранение самобытности европейских культур под натиском глобализации.
Говоря о конкуренции, не будем забывать, что она должна быть честной. Необходимо договориться, что согласованные всеми правила конкуренции святы и в Европе, и в Азии, и во всей Америке, что никто не будет заниматься протекционизмом и дискриминацией ни в сельском хозяйстве, ни в энергетике, ни в сфере иностранных инвестиций.
Сегодня налицо успехи в подъеме экономики, социальной сферы, демократии во многих странах, исповедующих различные модели развития. Так давайте конкурировать – открыто, по-честному, в том числе и в этих вопросах, уважая историю и традиции друг друга. Это предполагает расширение диалога по линии гражданского общества, совместную работу по обеспечению прав человека, включая права меньшинств, мигрантов, детей, свободы СМИ, избирательных прав, защиты от ксенофобии, расизма, неонацизма. Трудно переоценить ту роль, которую могут и должны сыграть здесь различные европейские организации системы ООН.
Как отмечал Президент В.В.Путин на приеме для дипкорпуса в Кремле в ноябре прошлого года, Россия готова сыграть конструктивную роль в обеспечении цивилизационной совместимости Европы. Европейская цивилизация, чтобы обрести второе дыхание и претендовать на состоятельность (именно состоятельность, а не универсальность) своих общих ценностей, должна стать по-настоящему инклюзивной, то есть прежде всего терпимой, комфортной для всех тех, кто стремится в Европу и видит в ней свой новый дом.
«Общие ценности» не могут допускать свободу оскорблять чувства верующих и разжигать религиозную рознь. Или свободу укрывать террористов, их пособников и вдохновителей, оберегая их права в ущерб правам жертв терактов. Здесь ничего выдумывать не надо. Достаточно просто вернуться к тому балансу прав и ответственности за свои действия, который зафиксирован в международно-правовых инструментах послевоенного периода, включая Всеобщую декларацию прав человека и Европейскую конвенцию о правах человека.
Мы не должны забывать о духовно-нравственной основе общечеловеческой солидарности. Речь идет о фундаментальных вопросах бытия, об обращении, говоря словами М.Олбрайт, к таким «трансцендентным вопросам», как «история, самобытность и вера». Опора на общий нравственный знаменатель, всегда существовавший в основных мировых религиях, помогла бы и в межцивилизационном диалоге, в выстраивании критериев соблюдения основных прав и свобод, но также и ответственности личности. Важным этапом в этих устремлениях стало проведение Всемирного саммита религиозных лидеров в Москве в июле 2006 года. Россия предлагает создать под эгидой ООН консультативный совет религий. Это существенно обогатит уже ведущуюся работу в рамках Альянса цивилизаций. Рассчитываем, что Белая книга Совета Европы по межкультурному диалогу и предстоящая конференция под эгидой Комитета министров Совета Европы по религиозному измерению межкультурного диалога будут способствовать укреплению морально-нравственных начал в европейских делах.
Европейское общество становится все более многообразным в культурном и конфессиональном отношениях. Европа может предложить другим культурам и цивилизациям не только политические ценности и светскую традицию. Необходимо подкрепить их нравственным авторитетом. Иначе ценности Европы легко становятся предметом внешнеполитического манипулирования, например – в рамках так называемого «демократизаторства».
Среди наших подлинно общих ценностей – Хельсинкский Заключительный акт, последующие коллективные межгосударственные документы ОБСЕ. И если на этой основе мы не сможем завершить институциональное строительство ОБСЕ в качестве полноценной региональной межгосударственной организации, если сведем весь пафос общеевропейского процесса к отстаиванию изобретенного чиновниками «золотого стандарта» БДИПЧ, то востребованность ОБСЕ будет неуклонно снижаться. При этом мало кто в ОБСЕ озабочен тем, как общие ценности Хельсинкского акта преломляются в сегодняшней ситуации вокруг Косово.
Мы можем согласиться с тем, что проблема Косово – это «дело Евросоюза». Но только тогда, когда все Балканы, включая Сербию в нынешних границах, будут интегрированы в ЕС. Пока же Косово остается международной проблемой, в компетенции СБ ООН. Совет Безопасности обладает универсальной юрисдикцией, и здесь не может быть выборочного подхода. Как же можно благословлять одностороннее провозглашение независимости Косово в обход СБ и в то же время рассчитывать, что Совет, как ни в чем не бывало, будет заниматься решением других вопросов? Понимаем ли все мы, какой ущерб будет нанесен его репутации и авторитету?
Европа на протяжении веков изгоняла своих демонов. В итоге, в свое основание она положила международную законность. Любой отход от этого принципа был бы чреват для всего континента непредсказуемыми последствиями. Решать судьбы народов, исходя исключительно из «солидарности» или иной политической целесообразности, по сути означало бы возвращение в «темные» времена. Нельзя сводить демократию и верховенство закона исключительно к внутригосударственным процессам, практикуя при этом монополизм и неправовые методы в международных делах.
Будет печально, если будущие историки укажут на одностороннее провозглашение независимости Косово как на начало краха нынешнего европейского проекта. Единой валюты, acquis communautaires не достаточно, если в основании проекта не будет правды и справедливости. Россия, со своей стороны, сделала все, что могла, в косовском вопросе. Но участвовать в подрыве правового фундамента современной Европы, в подрыве Устава ООН мы не будем.
Происходящее вокруг Косово тем более удручает, что созданная летом прошлого года «тройка» в составе России, США и Евросоюза действительно добилась неплохих результатов в налаживании прямых переговоров Белграда и Приштины. Появились конкретные и далеко идущие предложения о статусе Косово. Было ошибкой искусственно прерывать этот процесс.
Говорим об этом честно – как мы назвали ошибкой начало войны в Ираке. Не испытываем радости от того, что оказались правы. Более того, хотим помочь найти выход из иракского кризиса, поддержать иракский народ. Вчера в Москве были подписаны Соглашение об урегулировании задолженности Ирака и Меморандум о торгово-экономическом и научно-техническом сотрудничестве. Выступаем за развитие в Ираке процесса национального примирения при международной поддержке. И здесь Европа, США и Россия могут сыграть стимулирующую роль вместе со всеми соседями Ирака, ООН, ЛАГ, ОИК.
Наш коллективный потенциал востребован и в работе «квартета» в интересах скорейшего урегулирования самого застарелого конфликта – арабо-израильского. Мы все несем особую ответственность перед палестинским народом, который ждет обещанного ему ООН создания своего государства уже более полувека. Разумеется, при этом надо в полной мере обеспечить законные права Израиля на собственную безопасность. Способствуем тому, чтобы именно в этом русле пошел начатый в Аннаполисе процесс. Ясно, что без восстановления единства палестинцев, без решения острейших гуманитарных проблем Газы сделать это будет трудно. Важно видеть и общую конечную цель – всеобъемлющее ближневосточное урегулирование, включая сирийское и ливанское направления.
Развязать ближневосточный узел – значит сделать решительный шаг в борьбе с терроризмом.
Для нас терроризм стал реальной угрозой задолго до 11 сентября 2001 года. До поры, до времени Россия практически в одиночку занималась ликвидацией террористического образования на своей территории. Позднее, уже в рамках антитеррористической коалиции, при нашей активной поддержке решалась аналогичная проблема в отношении другого такого источника международного терроризма – режима талибов в Афганистане, укрывавшего у себя «Аль-Каиду». И сегодня нас не может не беспокоить тенденция к возвращению талибов во властные структуры Афганистана. Знаем, насколько остра проблема афганского урегулирования для членов НАТО – основных поставщиков контингентов в МССБ. Готовы и здесь помогать, работая совместно над устранением террористической и наркоугрозы – угрозы реальной, а не гипотетической.
Надо сообща думать над тем, как нам реализовать тот самый ускользающий «дивиденд мира», о котором столь много говорилось в связи с окончанием «холодной войны». Все равно нам придется выбирать между «пушками и маслом». Под «маслом» в наше время понимается очень широкий круг вопросов: от ключевых проблем устойчивого развития до борьбы с инфекционными заболеваниями и изменением климата. Уже более чем очевидно, что ремилитаризация международных отношений отвлекает огромные ресурсы от созидательных целей. Проблемы развития не решить без эффективной стратегии преодоления глобальной бедности. Потребуются дополнительные финансовые ресурсы, передача опыта и современных технологий, чтобы обеспечить равный доступ всем государствам к преимуществам глобализации.
Нельзя продолжать смотреть на проблему бедности и нищеты, особенно в Африке, как на нечто изолированное от магистральных путей прогресса земной цивилизации. Стратегия поддержки Африки должна быть органично встроена в общие тенденции глобализации. Без этого не решить и такую острую для всей Европы проблему, как незаконная миграция.
Опыт бурного роста в Латинской Америке, в Азиатско-Тихоокеанском регионе убедительно свидетельствует о том, что раскрепощенные, обретшие веру в себя нации могут, без преувеличения, творить чудеса.
Полезно извлекать уроки из истории. Но едва ли полезно использовать исторические темы в качестве средства поддержания инерции «холодной войны». Россия готова к серьезному и честному разговору и по истории. Его должны вести историки, которым предстоит установить факты. Это должен быть разговор обо всей истории, во всей ее целостности – по принципу «вся правда и только правда». История не начинается с какой-то удобной для кого-то даты – она непрерывна и вся состоит из причинно-следственных связей. Пусть историки говорят об ответственности за две мировые войны ХХ века. Пусть разбираются с истоками «холодной войны», чтобы никто не прятал архивы того периода, чтобы все честно рассказали, как и зачем все это делалось.
Не будем забывать и о том, что в период между двумя мировыми войнами авторитарные режимы были правилом, а не исключением в восточной части Европы. И, наверное, принципу национального достоинства отвечает способность каждого народа нести свою долю ответственности за собственную историю и свою судьбу. Только на этих путях нам удастся залечить исторические «раны» и сделать историю не инструментом конфронтационной политики, а средством извлечения уроков, полезных для строительства устремленных в будущее отношений в Европе и во все мире. Об этом говорит опыт франко-германского, российско-германского примирения. Хорошими примерами являются и подготовленный недавно историками двух стран российско-польский сборник документов о Варшавском восстании, совместная работа ученых России и Украины.
Ни у кого не должно быть сомнений в том, что Россия никогда не свернет с пути демократического развития. Формы и темпы этого движения отражают особенности России, наши традиции. Психологически, да и во всех других отношениях Россия за последние годы преодолела критический этап своего преображения. Ежегодно за границей бывает более 6 млн. россиян, и их число будет расти, особенно с введением безвизового режима в наших отношениях с Евросоюзом, в пользу чего мы последовательно выступаем. Открытость России внешнему миру служит гарантией необратимости произошедших у нас демократических перемен, понятности и неконфронтационности нашей внешней политики.
Думаю, что не ошибусь, если скажу, что мы вышли на путь устойчивого, поступательного демократического развития страны, четко представляем себе фундаментальные цели этого движения. Об этом убедительно свидетельствует выступление Президента В.В.Путина на прошлой неделе о стратегии развития России до 2020 года. В нем же изложены четкие долгосрочные цели нашей внешней политики, обеспечивающие ее преемственность на основе сложившегося в нашем обществе широкого согласия. Убежден, что этот курс подтвердят и предстоящие 2 марта президентские выборы.
Наш выдающийся реформатор Петр Столыпин в начале прошлого века говорил, что России нужны 20 лет без потрясений. Первая мировая война, ставшая следствием банкротства всей европейской политики и началом «крестного пути» Европы в ХХ веке, не дала нашей стране возможности завершить эту трансформацию. Уже в новых исторических условиях мы решаем все ту же задачу, и на этот раз мы ее решим – в интересах своих и всей Европы. Тем более мы не допустим того, чтобы этот процесс сорвали извне.
Мы не дадим втянуть себя в новую конфронтацию, в затратную гонку вооружений. Но также важно не допустить, чтобы перед лицом общих вызовов возобладала логика отчуждения.
Россия всегда будет надежным партнером в решении насущных проблем Европы и мира. Мы выступаем за совместную работу по согласованию общеприемлемых договоренностей и в ОБСЕ, и в Совете Европы, Совете партнерства и сотрудничества с Евросоюзом, Совете Россия-НАТО, других региональных и субрегиональных структурах и, конечно же, во всех организациях системы ООН, расположенных в Европе. Будем последовательно продвигать позитивную, объединительную повестку дня, сотрудничать со всеми, кто к этому готов, на основе равноправия и баланса интересов.

/МИД/
<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>