НАСЛЕДСТВО И НАСЛЕДНИКИ ЕЛЬЦИНА ГЛАЗАМИ ЗАПАДНЫХ СМИ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
НАСЛЕДСТВО И НАСЛЕДНИКИ ЕЛЬЦИНА ГЛАЗАМИ ЗАПАДНЫХ СМИ

Бывший президент России Борис Николаевич Ельцин простился с большим теннисом несколько лет назад, но его политический почти десятилетний Уимблдон, полный финтов и загогулин, похоже, оставил западных "болельщиков" и "судей" со свернутыми на бок шеями. Вот и сейчас, пытаясь анализировать (уже постфактум) уходящую эпоху Ельцина, они никак не могут оправиться от нервного тика и подозрений, естественным образом перенося их на наследников великого мастера рокировок.

На первый взгляд, Ельцин ушел, оставив наследникам полную неразбериху. Калейдоскоп кадровой чехарды, бесконечные выборы, три договора с МВФ, три кризиса, две войны в Чечне, операция на сердце, бесконечные кавалькады машин, мчащиеся из "Кремлевки" в "Горки-9" и обратно, коррупционные скандалы, "семейное политбюро", "американские горки" визитов на высшем уровне, крутые виражи безудержно летящей вниз экономики и, наконец, достойный финал – сколь неожиданный, столь же и добровольный уход в отставку накануне нового тысячелетия, наворот слезы и покаяние перед ошалевшими от всего этого согражданами.

Для непредвзятых и взвешенных оценок времени прошло слишком мало, но, абстрагируясь от проявлений десятилетней смуты, в ее "осадке" можно высмотреть главное – Россия, похоже, окончательно и бесповоротно встала на путь демократии, капиталистического развития и интеграции со всем остальным миром. Это вовсе не означает, что она выбрала ту или иную опробованную на практике модель существования, полностью совместимую с какими-нибудь западными стандартами. Она все равно пойдет своим путем, медленно и трудно, падая и поднимаясь снова, но, в конечном итоге, этот путь – более верный, чем подавляющее большинство начинаний и экспериментов за всю тысячелетнюю историю российского государства. Сама досрочная отставка Ельцина и назначение Владимира Путина исполняющим обязанности Президента говорит о том, что этот вывод имеет под собой реальную почву.

Продолжают ходить упорные слухи, что, несмотря на легитимный и вполне конституционный конец правления Ельцина и назначенные на март досрочные выборы, бывший российский президент попытается все же удержать свои позиции в Кремле. Россия рискует получить своего собственного Дэн Сяопина, не имеющего формальной власти, но крепко держащего бразды правления через личное влияние и связи во властных структурах. Эти слухи, которые больше похожи на опасения, вряд ли оправданны, поскольку Ельцин менее всего походил на "отца" реформ в интеллектуальном смысле этого слова. Он был тараном, камнедробильной машиной, сломавшей спекшиеся на крови и извечном страхе глыбы тоталитарного государства. Провал или, скорее, болезненное затягивание реформ в России как раз и было связано с отсутствием мощного, облаченного властью интеллекта, поэтому этот пробел придется заполнять молодым. Что касается Ельцина и степени его влияния на процессы, происходящие в стране, то, безусловно, в ближайшей перспективе они будут ощущаться, но по нисходящей траектории, поскольку ни богатырским здоровьем, ни непререкаемым авторитетом в обществе бывший российский президент не отличается.

Западные СМИ усиленно подчеркивают, что досрочные президентские выборы дают неоспоримые преимущества президентскому кандидату. Что это означает? Это означает, что, во-первых, власть перейдет к новому поколению, рожденному после второй мировой войны, а во-вторых, что она перейдет к человеку, воспитанному в недрах бывшего КГБ. Опять получается противоречие: либеральные реформы будут проводиться под сенью "щита и меча" бывшей КПСС. Ну как тут не проехаться по поводу противоречивости всего правления Ельцина?

Впрочем, это больше относится к области лирики и неизбежных в таких случаях "журнализмов". Сейчас на Западе не склонны закатывать глаза и преувеличивать свою озабоченность чекистским прошлым будущего российского президента. Отношение к происходящей в России смене власти, скорее, прагматичное и спокойное. "Большая и, в конечном счете, позитивная игра, однако с большими основаниями для скептицизма и сомнений", – вот, пожалуй, наиболее характерная цитата из западной прессы этих дней. Ну и, конечно, масса вопросов, смысл которых сводится к трем основным: "Что оставил 68-летний Ельцин в наследство Путину?", "Что мы знаем о Путине?" и "Что Путин намерен сделать с этим наследством?".

Ничто так ярко не определяет политическую жизнь Ельцина, как та манера, в которой он ее прожил. В самые критические моменты он всегда действовал по наитию, не слушая специалистов и помощников, и в результате оказывался прав. Так было на выборах 1996 года, когда, включившись в предвыборную гонку с провальным рейтингом, он поставил на карту все и выиграл. Так было и сейчас, когда он ошарашил Россию и весь мир своей отставкой, словно услышав голос высшего разума, приказавший ему уйти.

В числе потрясенных и, по всей видимости, искренне был Анатолий Чубайс – человек, лично хорошо знающий Ельцина, организатор его прошлой избирательной кампании, мастер политических технологий и просто искушенный царедворец и бизнесмен. "Еще раз Борис Николаевич подтвердил, что он выше всяких предположений, включая и мои собственные", – сказал Чубайс.

Западные СМИ задаются вопросом: "Так почему же Ельцин все-таки сделал это?". Он ушел на условиях, которые сам же и продиктовал. Его никто не мог вынудить к этому, ведь он никогда не делал ничего, что даже отдаленно могло бы быть истолковано как действие под давлением кого-либо или чего-либо. Мотив? Политическое выживание всегда определяло большую часть его поступков, хотя персональные амбиции также частенько являлись мотивом его политических загогулин. В данном случае он обеспечивал свое собственное выживание путем выбора преемника для продолжения дела, с которым стал единым целым.

Где гарантия, что бывший разведчик Путин, который никогда не имел выборной должности, пройдет через процедуру демократических выборов? Вопрос риторический. Ельцин мог пойти на отставку только при 100% уверенности в успехе своего преемника. Всегда казалось, что Ельцин хочет быть демократом, если только это даст ему возможность занять место в истории. Но его собственное прошлое как секретаря обкома Свердловской области не позволяло ему в полной мере доверять любым выборам, и, возможно, в конце концов, решительный поступок накануне нового тысячелетия явился последней попыткой доказать, что он не такой же слабый и замшелый коммунистический партократ, которых он критиковал в своей автобиографической книге в 1994 г.: "Лидеры в России никогда добровольно не оставляют власть... Как только ты пробрался наверх, высота настолько головокружительная, что ты уже не можешь ступить вниз".

Западные СМИ, живописуя наследство Ельцина, естественно, не могут не смаковать коррумпированный характер сложившейся в России экономической системы, выводя его из противоречивости натуры бывшего президента и его манеры умышленно все путать и соединять несоединимое.

Итак, Ельцин бросил вызов коммунистической административно-командной централизованной экономике. Во время его правления были созданы корпорации, которых не знала советская экономическая система. Были приватизированы тысячи предприятий. Но он позволил узкому кругу близких друзей и соратников взять львиную долю национального достояния себе. И сейчас наиболее рьяные сторонники Владимира Путина – это как раз те, кто оказался в крупном выигрыше от этой системы.

Например, газета "The Wall Street Journal Europe" рассказывает, как этой зимой неофициальный и наиболее близкий советник Ельцина Валентин Юмашев и дочь Ельцина Татьяна Дьяченко ездили в Нью-Йорк и Вашингтон представлять Путина политикам и информационным магнатам. Вместе с ними был и некий консультант по public relations из ОАО "Сибнефть". (Как известно, эта нефтяная компания контролируется двумя наиболее известными магнатами, Борисом Березовским и Романом Абрамовичем). В данном случае речь идет, конечно, о Березовском.

Березовский всегда любил подчеркивать, как он играл в теннис с Борисом Ельциным, однако никогда не распространялся о том, как он сохранил контроль над денежными потоками "Логоваза", да и всего волжского автогиганта. Он не упускал случая упомянуть о том, что является близким другом семьи, но никогда при этом не объяснял, как получил собственные акции в "Аэрофлоте". Он шутил и рассказывал друзьям, собравшимся в его собственном клубе, небылицы о том, как был советником президента, но ни словом не обмолвился о том, как он купил по дешевке долю в "Сибнефти" в 1995 году.

Таким образом, первая часть доставшегося Путину наследства – это экономика, большая часть которой находится в частных руках, но не развивается из-за отсутствия честной конкуренции. В России такую систему принято называть государственно-номенклатурным капитализмом. Основные элементы этой системы достались Ельцину от эпохи коммунизма, а большевики, в свою очередь, унаследовали ее еще от русских царей. Вывод огорчительный, интересный, но спорный. Получается, что Россия, пройдя по кругу так называемых социально-экономических формаций, осталась верна лишь чиновничьему беспределу. Так или иначе, но беда и вина Ельцина заключается в том, что он позволил раковой опухоли блата и коррупции внедриться внутрь общественного сознания и поразить главное – надежду простых русских людей на возможность радикального отказа от своего тоталитарного прошлого. За это, видимо, и просил прощения у сограждан первый президент России. /"Утро", 6 января/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>