АРТ-РЫНОК ПРИВИВАЕТ ВКУС К РИСКУ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
АРТ-РЫНОК ПРИВИВАЕТ ВКУС К РИСКУ

Инвестиции в предметы искусства – занятие не менее рискованное, чем участие в венчурных фондах. Зато ни одна акция не даст 1000% годовых, как некоторые живописные полотна. А в качестве дополнительных дивидендов инвестору обеспечены престижный статус коллекционера и эстетическое наслаждение.

Далеко не все приобретают предметы искусства с целью последующей перепродажи. Часто новоявленным коллекционером движет просто банальное честолюбие, желание войти в избранный круг ценителей искусства, завсегдатаев художественной тусовки и таким образом повысить свой социальный статус. Но, если вы все-таки решили заработать на арт-рынке, будьте готовы оценить как многочисленные плюсы, так и минусы этого шага.

Искусство (разумеется, если речь идет о работах уже признанных мастеров) не дешевеет в принципе. Правда, и стоимость приобретенных активов растет медленно, на 8 – 10% в год. По словам заместителя генерального директора “Айдан галереи” Ильи Вольфа: “Предметы искусства всегда будут покупать. Это не игра двух-трех дилеров, а объективный процесс”.

И только в случае бума на определенный жанр или конкретного автора работа может сразу же подняться в цене на 50 – 300%. Подобные скачки реальны и в случае смерти известного художника. Здесь работает фактор раритетности: количество его работ уже никогда не увеличится.

Но даже если вы умудритесь накупить ворох работ современных авторов с туманной перспективой (наиболее рисковый вариант вложений на арт-рынке), есть надежда, что хоть одна из них все-таки “выстрелит” в будущем, с лихвой покрыв все понесенные затраты. Правда, случиться это может как через несколько лет, так и тогда, когда ваши дети достигнут зрелого возраста. Однако и прибыль может быть баснословной: произведения, за которые было заплачено несколько сот долларов, вполне могут подорожать до нескольких миллионов.

Богатым и терпеливым

Вложения на арт-рынке считаются долгосрочными (минимум – несколько лет) и требующими солидного начального капитала. Цена вразумительно составленной коллекции значительно больше, нежели сумма от продажи каждой работы по отдельности. Риски инвестиций в произведения искусства многочисленны. Зависят они от того, сколько вы надеетесь заработать и в какие сроки.

Самый безрисковый VIP-вариант – вложения в работы всемирно признанных мастеров, подлинность которых не вызывает сомнения. Покупатели таких шедевров – это клиенты Christie’s и Sotheby’s.

Стоимость одного такого предмета искусства – от сотен тысяч до десятков миллионов долларов (в зависимости от автора, эпохи создания шедевра). Плюс к этому затраты на обязательную страховку и хранение при соответствующей охране и термовлажностном режиме. Цена подобной коллекции баснословна, а потому растет крайне медленно. Впрочем, и владельцы шедевров не приобретают их с целью спекуляций. Это инвестиции в имидж, своеобразный дар своим потомкам.

Заработать легче всего на современном российском искусстве. Впрочем, как и потерять вложенные средства. По словам Ильи Вольфа, для начала можно ориентироваться на коллекцию в 5 – 10 вещей одного направления, инвестировав $25 000 – $30 000. Рассчитывать на скорую прибыль здесь вряд ли стоит, а если у вас еще и возникнет срочная необходимость продать коллекцию, будьте готовы даже к потерям.

Еще один момент. На Западе произведения российских художников (как старых, так и современных) могут стоить в несколько раз больше, нежели на внутреннем российском рынке. Однако законным путем вывезти картины из России сложно: требуется разрешение Минкультуры, удостоверяющее, что полотно не имеет особой художественной ценности. А если все-таки станете вывозить, а ваше приобретение будет стоить больше $1000 – заплатите 30% таможенной пошлины.

Бесценные проценты

Главная проблема для россиянина, решившего вкладывать деньги в предметы искусства, – выбор консультанта. Без его помощи непрофессиональному ценителю прекрасного на арт-рынок (тем более мировой) лучше не соваться. На памяти арт-дилеров множество конъюнктурных ситуаций, когда стремительно взлетали цены на какого-нибудь живописца. Если вам повезло с арт-консультантом, можете смело выходить на такой “разогретый” рынок.

В России просветить потенциального покупателя по поводу ценности того или иного полотна или скульптуры с удовольствием возьмется любой аукционный дом, галерея или практикующий искусствовед. Российские галереи и аукционные дома готовы консультировать своих клиентов, не взимая за это плату, а удовлетворяясь комиссионными от стоимости купленного произведения.

Например, в “Айдан галерее” стандартная комиссия от продажи составляет 5 – 10%, хотя может варьироваться в зависимости от отношений с клиентом, характера сделки. И если человек купил полотно с целью перепродать его через год, галерея возьмет свои комиссионные только после заключения соответствующей сделки.

В аукционном доме “Гелос” комиссионные составляют 10 – 15%. Представитель аукционного дома в интересах клиента “Гелоса” может участвовать в зарубежных торгах, завышая или занижая цену.

Консультациями по инвестициям в искусство занимаются и банки, предоставляющие услуги класса private banking (НИКойл Private Banking, Росбанк). Однако в данном случае их роль скорее посредническая: финансовый институт просто сводит своего клиента и арт-дилера. Между тем в мировой практике все выглядит совсем по-другому. В частности, в Citibank действует специальное подразделение, целенаправленно занимающееся подбором художественных коллекций для клиентов банка. В то же время российский Ситибанк не консультирует частных лиц по вопросам арт-инвестиций и не собирается этим заниматься впредь.

Оказавшись в такой вольготной, фактически бесконкурентной среде, отечественные арт-дилеры не стремятся брать на себя повышенные обязательства перед клиентом. Например, гарантировать возможность обратного выкупа приобретенного произведения в случае неблагоприятного изменения конъюнктуры.

Главный куратор Московского международного форума художественных инициатив Георгий Никич отмечает: “Основной риск российского арт-рынка – человеческий фактор: с кем будете действовать, кто будет экспертом. У нас очень легко быть обманутым, когда речь заходит о цене произведения. С этим риском связан и риск экспертизы подлинности картины, а также ее ликвидности. Чем современнее картина, тем меньше риск подделки и больше риск ликвидности, чем старше произведение – наоборот”.

“За рубежом профессию арт-дилера дети наследуют от родителей вместе с огромным багажом практических знаний и опыта. Плюс к этому прекрасное искусствоведческое образование, – говорит старший научный сотрудник Государственного института искусствознания Михаил Каменский. – У нас такой практики фактически не существует. Кроме того, в России совершенно нет правового обеспечения сделок с предметами искусства. В то время как американское законодательство в этой области – толстенные тома, в которых описано и проанализировано огромное количество ситуаций и казусов. Все это тем более важно, поскольку с экспертизой подлинности произведений искусства в России дела обстоят плачевно, а правовая ответственность эксперта и арт-дилера – поле непаханое”.

Ищите подлинник

Подлинность произведения – самая болезненная тема инвестиций в искусство. С этим не все безоблачно даже на Западе. (Достаточно вспомнить недавний скандал, когда владельцы картин Энди Уорхолла неожиданно для себя выяснили, что полотна, на приобретение которых были потрачены миллионы долларов, не принадлежат перу основателя поп-арта.) Например, гарантия при покупке произведения искусства дается только на пять лет. Но если даже до истечения этого срока вы обнаружите, что купили подделку, вам еще придется это доказать. По словам Михаила Каменского, известны случаи, когда россияне покупали работы наших мастеров на Christie’s и Sotheby’s, привозили их в Россию, делали экспертизу в Третьяковке и выясняли, что это подделка. К чести аукционных домов, такие “шедевры” они забирали и возвращали покупателям деньги. Правда, делали это скорее из боязни скандала, хотя реально могли и отвертеться.

В России экспертизу подлинности произведения можно сделать в Москве – в Третьяковской галерее, Пушкинском музее, Центре имени академика И.Э. Грабаря, Институте реставрации. В Питере – в Эрмитаже и Русском музее. Это основные центры. Но также подобные исследования проводят и в отраслевых музеях – например, в музее Кремля.

В Третьяковке научная экспертиза с письменным заключением на фирменном бланке галереи стоит до 10 000 руб., в случае если выявлена подделка, и до 20 000 руб. (в зависимости от сложности анализа), если галерея подтверждает подлинность произведения.

Также на рынке ценится мнение уважаемых экспертов, специалистов по конкретным авторам. Однако, по свидетельству участников рынка, каждый из этих специалистов хоть раз в жизни, да ошибался. Тут очень многое зависит от того, насколько хорошо известна история картины (провенанс), цепочка ее прежних владельцев, сохранились ли какие-либо свидетельства ее написания предполагаемым автором.

В любом случае стоит помнить, что по российскому законодательству художественная экспертиза – это просто мнение, которое фактически не ведет к какой-либо реальной ответственности эксперта. А ведь очень сомнительно, что Айвазовский успел за свою жизнь написать те 60 000 картин, которые зарегистрированы на арт-рынке.

Такая ситуация делает привлекательными инвестиции в современные работы, которые можно купить у самого автора. Однако тут может возникнуть другая проблема: не всегда удается совместить выгодное вложение с эстетическим наслаждением. Многие полотна современных художников, перспективные с точки зрения увеличения стоимости, не всегда приятно созерцать. Известный столичный банкир рассказывал корреспонденту “Ко”, как за ужином в приватных апартаментах одного из его партнеров хозяин продемонстрировал гостям свое новое приобретение – картину некоего современного художника. На первый взгляд полотно представляло собой абстрактное цветовое буйство – впрочем, вполне симпатичное. Однако, когда зрителям “открылось” трехмерное пространство картины, оказалось, что его центральную часть занимает виселица с повешенным. Гостям стало не по себе, и коллекционер заработал репутацию странного человека.

Как зеницу ока

Если вы все-таки стали счастливым обладателем коллекции произведений искусства или хотя бы одной работы, будьте готовы к побочным затратам.

Прежде всего художественные ценности принято страховать. Если вы намерены продавать картину, страховку у вас запросят в любой галерее или аукционном доме.

Страховщик обязательно потребует у вас официальную экспертизу подлинности. Так что если ее у вас на руках еще нет – придется потратиться. Как заявили “Ко” в группе “Ренессанс Страхование”: “Страхование произведения искусства мало чем отличается от страхования обычного имущества и перевозок. Условно говоря, нам все равно, что страховать. Но рынок у нас не цивилизованный. А потому без научной экспертизы, подтверждающей подлинность и стоимость произведения, мы готовы страховать, например, картину как простой элемент отделки помещения – стоимостью $500 за метр”.

Страховой взнос может составлять до нескольких процентов от стоимости художественного произведения в год (в зависимости от условий хранения), а если вам доведется его еще и перевозить – до нескольких процентов от стоимости произведения за каждую перевозку (в зависимости от сложности маршрута, компетентности перевозчика и упаковщика). Упаковка и перевозка произведения искусства может обойтись, по оценке экспертов, от $200 до нескольких десятков тысяч долларов.

Еще одно дорогостоящее удовольствие – хранение произведения искусства. В Москве таким бизнесом активно занимается банк “Новый символ”, имеющий специально оборудованное хранилище с особым режимом температуры и влажности. Также банк предоставляет сейфовые ячейки увеличенного размера – годится для современных полотен, не требующих щадящих условий. Впрочем, если вы владелец небольшого по формату современного произведения, лучше воспользоваться обычной сейфовой ячейкой в любом банке: сохранность та же, зато на порядок дешевле.

Ну а если в ваши планы входит скорейшая продажа вашего шедевра – как только предложат интересную цену, – вывешивайте полотно в какой-нибудь галерее, и пусть там ждет своего покупателя. Галереи и аукционные дома, как правило, не берут денег за хранение произведения, выставленного на продажу.

/Компания, 08.12.2003/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>