ВЫСОКИЕ МАТЕРИИ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ВЫСОКИЕ МАТЕРИИ

Почему отечественные потребители вынуждены покупать российский лен у иностранцев.

Растущий спрос на домашний текстиль дает шанс российским производителям льна обрести покупателя в своем отечестве. Но воспользоваться им судя по всему они не собираются. Наши фабрики по-прежнему продолжают поставлять качественную продукцию за рубеж, предлагая россиянам довольствоваться “остатками”. Такое положение вещей ставит под угрозу всю отрасль.

Выставка домашнего текстиля Heimtextil во Франкфурте. На стенде компании “Яковлевская мануфактура” разложены льняные жаккардовые скатерти и салфетки пестрых расцветок – в сине-желто-красную клетку. “Вещи с яркими рисунками мы делаем только для европейских стран. В России такие не покупают”, – утверждает Павел Чекай, директор дистрибуторской компании Ju-Lein, представляющей интересы “Яковлевской мануфактуры” в Европе. Однако юмор ситуации заключается в том, что похожий товар, в том числе и российского производства, бойко продается в московских и питерских универмагах “Стокманн”. Причем льняные скатерти и салфетки поступают туда исключительно из-за границы, поскольку свой ассортимент финский ритейлер формирует через европейских дистрибуторов.

Под маркой “Стокманн” в Москве работают уже три универмага, в скором времени должен открыться четвертый. В Санкт-Петербурге начато строительство второго “Стокманна”. Если судить по темпам развития сети в нашей стране, вкусы отечественных потребителей, несмотря на уверения главы Ju-Lein, во многом совпадают с предпочтениями европейцев. Не станет же уважаемая компания выкладывать на прилавки своих магазинов неликвидный товар.

Между тем около полугода назад остановилось “Льнообъединение им. И.Д. Заворыкина”, на долю которого, по данным группы ИНЭК, еще в 2004 году приходилось около 16% льняного производства в стране. Эта компания не смогла найти покупателей ни на родине, ни за ее пределами. Дальнейшее обострение конкуренции на мировом рынке может привести к тому, что и другие отечественные производители льна, не позаботившиеся о налаживании сбыта у себя на родине, будут вынуждены остановить заводы.

Неудовлетворенный спрос

По оценкам экспертов альянса “Русский текстиль”, отечественный рынок домашнего текстиля (постельное белье, полотенца, скатерти, салфетки), который включает в себя изделия из хлопка, льна и смесовых тканей, ежегодно прирастает на 20%. Казалось бы, такой спрос должен способствовать популярности льняных кухонных и постельных принадлежностей у отечественных производителей. Однако те, похоже, пока не готовы работать по европейским стандартам.

Лен в России всегда был экспортным товаром. С конца 1950-х годов за границу продавалось до 75% произведенной в стране льняной продукции. Примерно 98% экспорта приходилось на так называемый неотбеленный лен, то есть полотна-полуфабрикаты, требовавшие дополнительной обработки. В СССР это делать не умели. Европейцы покупали ткань, доводили ее до кондиции, а затем шили из нее одежду, постельное белье, скатерти и полотенца. В нашей стране оставалась так называемая техническая ткань, которая не соответствовала экспортным стандартам. Из нее делали брезент, тенты, палатки, рюкзаки, чехлы для противогазов. Одежду изо льна в нашей стране практически не шили, а небольшой ассортимент домашнего текстиля ограничивался грубыми столовыми скатертями, кухонными полотенцами и фартуками невзрачных расцветок.

Неудивительно, что лен с советских времен считался у нас самой дешевой и непопулярной тканью, которую не любили за то, что она сильно мнется и трудно гладится. В Европе, напротив, льняные вещи всегда ценились очень высоко. Например, во Франции больше половины выпускаемой льняной продукции традиционно приходится на одежду, 21% – на домашний текстиль и только 10% и 16% занимают соответственно обойные покрытия и технические ткани. Приезжие иностранцы охотно покупают дешевые льняные комплекты в российских магазинах, не обращая внимания на их “безрадостную” расцветку (в России самые дорогие подарочные наборы стоят до $40, тогда как в европейских странах их цена доходит до $180 и выше).

Впрочем, в последние годы иностранные ритейлеры, работающие в России, начали активнее закупать льняные вещи для продажи в своих супермаркетах. По данным ИНЭК, сегодня до 60% потребителей готовы покупать льняные скатерти, полотенца, салфетки и постельное белье. Другое дело, что товар надлежащего качества отечественные фабрики предложить им по-прежнему не могут.

В прошлом году в нашей стране было произведено 120 000 погонных метров ткани. И только 57,2% из них пришлось на так называемую платьево-бельевую ткань, из которой теоретически можно делать столовый текстиль, постельное белье и одежду. В целом около 50% российской льняной продукции продается за границу. Мы экспортируем практически всю произведенную в стране качественную ткань. Поэтому на внутреннем рынке хороший лен не сыщешь “днем с огнем”.

Толлинг – друг человека

Как ни странно, приход в страну рыночной экономики и повсеместная “мода” на производство товара с максимальной добавленной стоимостью остались незамеченными многими отечественными производителями льна, которые по-прежнему предпочитают торговать полуфабрикатами. В России льняные ткани изготовляют более 33 фабрик, при этом 6 компаний контролируют более половины рынка. Среди крупнейших производителей – “Красавинский льнокомбинат им. Грибанова”, “Вологодский текстиль”, “Гаврилов-Ямский льнокомбинат” и “Яковлевская мануфактура”.

По экспертным оценкам, до 80% предприятий в той или иной степени работают с иностранными компаниями на условиях толлинга. Заказчик поставляет на фабрику сырье (льноволокно), а забирает полуфабрикат, который перед отправкой на швейное производство приходится умягчать, отбеливать и красить. В стране по-прежнему нет предприятий, способных осуществлять полный технологический цикл, без которого невозможно производство качественного постельного белья и одежды.

Европейцам выгодно размещать в России заказы на полуфабрикаты, поскольку рабочая сила у нас все еще относительно недорогая. Отечественным комбинатам работа по толлингу позволяет загружать мощности, не задумываясь о поиске сырья. “Российское льноволокно и раньше не отличалось высоким качеством, а за последние 15 лет оно еще больше ухудшилось. Из нашего сырья невозможно сделать товар класса премиум, который ценится в Европе”, – говорит профессор кафедры “Экономика предприятий” Российского заочного института текстильной и легкой промышленности Ольга Ольшанская. На давальческую схему работы фабрики перешли в первой половине 1990-х годов. “Они зарабатывают на экспорте неплохие деньги, однако не вкладывают средства в свою модернизацию”, – подчеркивает директор по маркетингу “Русского текстиля” Зоя Матчина. Теоретически ничто не мешало фабрикам уже давно оснастить свои цеха оборудованием, необходимым для производства качественной продукции. На практике же тратить деньги на модернизацию зачастую мешает “человеческий фактор”. Ведь далеко не всякому руководителю можно объяснить, почему деньги, полученные за работу по толлингу сегодня, “хуже” денег, вырученных от реализации качественной ткани завтра.

“Мы хотели бы торговать льняным постельным бельем, но не можем заказывать его на российских фабриках. Устаревшее оборудование не позволяет им производить товар европейского уровня”, – отмечает генеральный директор сети “Бельпостель” Александр Некипелов. “В Европе льняное постельное белье ценится намного дороже хлопкового. Однако готовые ткани, которые сегодня могут предложить отечественные производители, отстают по качеству от европейской продукции лет на 15”, – добавляет Зоя Матчина. Из отечественной готовой продукции европейским стандартам сегодня соответствует только жаккард – прочная плотная ткань, сплетенная особым способом, не требующая умягчения. Из жаккарда делают скатерти, салфетки и полотенца. Пользуется спросом на мировом рынке и российское столовое белье из смесовых тканей (лен в сочетании с хлопком или синтетическими волокнами). Однако доля такого товара в общем объеме производства льна невысока, поскольку отечественные фабрики, как уже было отмечено выше, предпочитают работать по толлингу и не “заморачиваются” на тему стратегического развития.

Продажи растут. Пока

Среди наиболее быстрорастущих российских текстильных предприятий эксперты называют “Яковлевскую мануфактуру” (около 16,5% отечественного производства льна) и многопрофильную группу “Ассоциация TDL” (12%). “Доля готовых изделий – скатертей, салфеток и полотенец – в общем объеме нашего производства не превышает 40%, – комментирует генеральный директор “Яковлевской мануфактуры” Николай Смирнов. – При этом 90% продукции мы поставляем в Европу и США”. “Ассоциация TDL” в свою очередь шьет по заказу западных фирм льняные портьеры и скатерти. Кроме того, эта компания уже несколько лет сотрудничает со шведской IKEA, которая заказывает у нее льняное столовое и постельное белье. Товары российского производства IKEA продает в своих магазинах по всему миру, в том числе и в самой России.

“Мы давно сотрудничаем с рядом российских текстильных фабрик. Раньше мы закупали у них только ткани, в основном хлопковые. Теперь стали размещать заказы и на готовую продукцию, в том числе льняную, – рассказали “Ко” в компании IKEA. – За последние семь лет некоторые российские комбинаты заметно улучшили качество своего товара”. Другим известным заказчиком изделий из российского льна является французская сеть гипермаркетов “Ашан”. Компания “Росконтракт”, в которую входит несколько крупных текстильных фабрик, поставляет в магазины “Ашан” столовый текстиль. Как отметили представители “Росконтракта”, продажи отечественного льна в сети “Ашан” увеличиваются.

Объемов заказов и темпов роста продаж льняной продукции ни один из ритейлеров не разглашает, ссылаясь на коммерческую тайну. Однако очевидно, что интерес к отечественному текстилю проявляет не только международная, но и российская розница. Так, в конце года в Москве откроется специализированный торговый комплекс “Тряпка” площадью 20 000 кв. м, в котором будет продаваться только домашний текстиль. “Примерно 40% ассортимента составит продукция отечественных производителей, – заявила управляющая проектом “Тряпка” Галина Пешкова. – В основном это будут изделия из хлопка и смесовых тканей. Хотя, возможно, что станем торговать и российским льном, если сможем найти качественный товар”.

Сеть “Бельпостель”, специализирующаяся на торговле постельными и банными принадлежностями, также планирует расширить свой ассортимент – за счет кухонного текстиля. “Мы поставляем отдельные предметы в подмосковный пансионат “Барвиха” и хотим попробовать заказать коллекцию скатертей из льняных тканей для этой организации, – рассказывает Александр Некипелов. – Впоследствии льняные скатерти и салфетки могут появиться в продаже и в наших магазинах. Пока мы ведем переговоры с российскими льнокомбинатами”.

“Плохо, но недолго”

“Главные проблемы местных производителей – это устаревшее оборудование и отсутствие интереса к внутреннему рынку, – считает вице-президент сырьевого блока “Русского текстиля” Алексей Иванов. – Производители не понимают, что их “родной” российский рынок – один из наиболее емких и перспективных”. Сами производители льна этой точки зрения не разделяют. “В России мало магазинов, готовых продвигать домашний текстиль. Лет десять назад мы работали с отделами тканей в ГУМе и ЦУМе, а теперь на их месте открылись бутики. Мы попытались предложить льняное постельное белье в дорогие магазины на Рублевке, но там нам сказали, что с российскими производителями не работают”, – пожаловались в компании “Русский лен” (оптовое подразделение “Яковлевской мануфактуры”).

Впрочем скорее всего производители лукавят, и истинная причина отсутствия общего языка с ритейлерами заключается в том, что наши фабрики привыкли отгружать товар огромными партиями и не хотят подстраиваться под нужды розницы. “Мы готовы принимать заказы минимум на 300 – 700 единиц товара одного артикула, – говорит Николай Смирнов из “Яковлевской мануфактуры”. – Но наши магазины не заказывают такие объемы, они требуют, чтобы мы поставляли разные предметы минимальными партиями”. Вот и получается, что российские потребители вынуждены пока довольствоваться экспортными остатками жаккардовых скатертей и салфеток или отправляться за отечественным льном в иностранные магазины.

Российская льняная индустрия переживает глубокий кризис. В последние два года на мировом рынке активизировались китайские производители, и большинство отечественных предприятий начали испытывать трудности с экспортом. “На мировом рынке льна наши производители всегда занимали определенную, хотя и небольшую нишу недорогого товара невысокого качества. Теперь же ее практически полностью заняли китайские ткани, которые продаются на 30 – 40% дешевле российских”, – говорит Ольга Ольшанская. Кроме того, китайцы в отличие от россиян смогли предложить мировому рынку не только низкие цены, но и широкий ассортимент готовой продукции.

По словам Зои Матчиной, в прошлом году с проблемой острой конкуренции на западных рынках столкнулись многие предприятия. В результате производство льняных товаров в России сократилось на 20%. И если отечественные производители не повернутся лицом к потребителю, не начнут изучать его вкусы и не научатся работать с местной розницей, то льняная отрасль в России просуществует, как прочил белорусский президент Лукашенко своему народу, “плохо, но недолго”.

Структура производства готовых льняных тканей в России, %

Платьево-бельевые – 57,2

Технические – 31,1

Тарные – 11,7

Источник: Российский заочный институт текстильной и легкой промышленности

Крупнейшие производители льняных тканей в 2004 году

Название

Объем производства ткани в стоимостном выражении, млн $

Доля от общего производства, %

Гаврилов-Ямский льнокомбинат

23

18

Яковлевская мануфактура

21

16,5

Льнообъединение им. И.Д. Заворыкина

(“Росконтракт”)

20,5

16

Вологодский текстиль

10,7

8,5

Красавинский льнокомбинат

(“Росконтракт”)

9,8

7,5

Большая костромская льняная мануфактура (“Ассоциация TDL”)

8

6,5

Источник: Российский заочный институт текстильной и легкой промышленности

/”Компания”, 09.03.2006/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>