ТАЙНЫ МОСКОВСКИХ ПОДЗЕМЕЛИЙ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ТАЙНЫ МОСКОВСКИХ ПОДЗЕМЕЛИЙ

Татьяна Костюкова является хозяйкой необычного, единственного в своем роде предприятия. АО "Фром", созданное ею в начале 90-х, специализируется на изучении московских подземелий.

Многочисленные легенды о старинных подземных колодцах и кладовых, о хитроумных ходах под Кремлем и тайных ветках метро породили волну любительских экспедиций в подземелья Москвы. Но насколько оправдано (и законно) превращение чисто любительского занятия в предмет частного бизнеса? С этого вопроса началась наша беседа с хозяйкой "Фрома".

- Подземное хозяйство Москвы очень обширно, - рассказывает Татьяна Костюкова. - Сведения же о старинной ее части очень скудны, а чаще отсутствуют совсем. За это я и взялась, создав малое предприятие. Мы помогаем строителям, которые восстанавливают и реконструируют старинные архитектурные памятники. В каждом случае, прежде чем приступить к работе, строители хотят точно знать, в каком состоянии находится подземная часть реконструируемого здания и каков характер грунта, на котором покоится фундамент. Когда речь заходит о строительстве здания на ранее свободном участке, то строители обращаются к геологам. Методы обследования грунтов у них давно и хорошо отработаны. Если же речь идет о реконструкции или восстановлении старинного здания, здесь геологи часто бывают бессильны и тогда строители обращаются к нам.

Для обследования зданий и подземных сооружений мы широко используем современные технологии. Для этого привлекаем высококвалифицированных специалистов из различных отраслей - альпинистов, программистов, радиофизиков, геологов, радиоэлектронщиков и даже историков. С помощью их методик и аппаратуры, главным образом, и удается установить структуру какой-либо старинной кладки, узнать, что находится за ней.

- И случались неожиданные находки?

- Случались. Во время реконструкции Гостиного двора, например, обнаружили замурованный клад - 95 килограммов серебра: старинная посуда, монеты. Во время реконструкции Манежной площади обнаружили белокаменную плотину XVII века на старом русле Неглинки. В доме Пашкова нашли тайник 2 на 2 метра в глубине фундамента, а во дворе этого дома - 25-метровый кирпичный колодец. Наши специалисты обнаружили под брусчаткой Ивановской площади Кремля могилу великого князя Сергея Александровича, который стал жертвой террориста-народника Каляева и был похоронен в Чудовом монастыре. Это была ювелирная работа - раскоп нам разрешили делать с погрешностью не более 10 сантиметров. Так что еще до того, как взять лопату в руки, мы должны были абсолютно точно определить местонахождение саркофага и его размеры. Останки великого князя по благословению Русской Православной Церкви перезахоронили затем в родовой усыпальнице в Новоспасском монастыре.

- В Москве время от времени случаются непонятные провалы почвы. Это порождает различные слухи, что город стоит чуть ли не огромных геологических пустотах…...

- Слухи - вещь ненадежная, их пугаться не надо. Москва как стояла, так и будет стоять. Отдельные провалы, действительно, случаются и, прошу заметить, главным образом в центре города, в местах ее старинной застройки. Это напоминание нам о старинных подземных сооружениях, о которых мы ничего не знаем. Старинная часть города ведь не единожды перестраивалась. И в каждом доме обязательно сооружался подвал. Со временем у домов менялись хозяева, сами дома перестраивались. При этом подземную часть обычно не трогали. Нередко сведения и память о брошенных полузаваленых подвалах терялись. В результате сейчас во многих местах на разных уровнях находятся неизвестные подвалы-пустоты. При усиливающейся нагрузке на почву, вибрации, вызываемой движением транспорта, они нередко "проседают", в результате на поверхности образуется провал почвы. Так, в 1989 г. во внутреннем дворе здания Сената в Кремле провалилась под землю скамейка вместе с росшим рядом деревцем. А через год в том же дворе снова образовался трехметровый провал. 30 апреля 1991 г. по этой же причине обрушилась часть реконструируемого восьмиэтажного здания в Большом Ржевском переулке. В 1998 г. случился самый известный провал проезжей части Большой Дмитровки. Искать и находить такие забытые подвалы-ловушки тоже входит в круг забот фирмы "Фром".

- Татьяна Николаевна, вы заканчивали Московский авиационный институт, готовились к деятельности в высоких сферах, но делом вашей жизни стало исследование подземных тайн. Как произошла такая "переквалификация"?

- Это получилось случайно и еще в студенческие годы. Вместе с группой студентов я отдыхала в Эстонии. Рядом с санаторием находился полузаброшенный епископский замок XIII века. На досуге мы решили его обследовать. Случайно натолкнулись на подземный ход, который вывел нас в башню. Все это в сочетании с легендами, которые рассказали об этом замке, и стало поворотной точкой моей увлеченности.

- Вам самой часто приходится спускаться под землю?

- Постоянно. Я ведь отношусь к категории "полевых" директоров.

- Говорят, что диггеры-любители предпочитают совершать свои экспедиции в подземелья по ночам. Какой график предпочитают профессиональные исследователи?

- Такой же - ночной. Во-первых, при этом меньше мешают посторонние зеваки, а, во-вторых, значительно ниже общий уровень шумов, что для нас особенно важно.

- Но такой режим работы даже чисто физически выдерживать трудно.

- Таков уж характер нашей работы, что для расслабленности места не оставляет. Совсем недавно, например, мы участвовали в работах по ремонту курантов на Спасской башне Кремля. Часовой механизм находится на высоте 20-этажного дома. Лифта, как известно, там нет. Два раза за день пройдешь вверх-вниз по винтовой лестнице и уже никакая физзарядка не нужна. Хорошую форму приходится поддерживать еще и потому, что в особо сложных случаях я предпочитаю непременно лично участвовать в деле.

- Какие случаи вы относите к сложным?

- Они бывают самые разные. К примеру, даже такой. Узнав о необычайно глубоком колодце, обнаруженным нами возле дома Пашкова, мэр Москвы Юрий Лужков приехал его осмотреть. Поверхностным осмотром он не удовлетворился, решил осмотреть кладку изнутри на всю 25-метровую глубину. Он ведь не профессионал. К тому же ему нужны были и пояснения по ходу осмотра. Поэтому я сама его сопровождала.

Беседу вел Александр АСТАФЬЕВ.

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>