СРЕДНИЙ КЛАСС ПРОСЧИТАН

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
СРЕДНИЙ КЛАСС ПРОСЧИТАН

Считается, что общество развитых стран на 70-80 процентов состоит из представителей среднего класса - образованных, состоятельных, хорошо обученных. Чем их больше - тем богаче, стабильнее и спокойнее общество, и наоборот. Поэтому вопрос о том, сформировался ли этот класс в России, - вопрос политический. Да - значит, курс правильный. Нет - значит, нет...

Два года искал ответ на этот роковой вопрос Независимый институт социальной политики (НИСП). Исследование завершено, результаты представлены публике. Вкратце они следующие: настоящего, полноценного среднего класса, отвечающего трем необходимым признакам, в стране только 6,9 процента, и еще 12,2 процента могут быть отнесены к нему с некоторой натяжкой. Примерно столько же было и 5 лет назад. А это значит, что средний класс не растет, но и не сокращается.

Три признака среднего класса - материально-имущественное положение (доход, накопления, имущество), социально-профессиональный статус и самоидентификация (это когда люди сами называют себя средним классом). Директор НИСП Татьяна Малева утверждает, что по первому признаку к среднему классу можно отнести 21,2 процента домохозяйств, по второму - 21,9, а вот по третьему - 39,5. Все три признака социологи обнаружили только у 6,9 процента, и этих людей Малева называет "ядром". Есть еще так называемые низшие классы - те, у кого нет ни одного из перечисленных трех признаков, и это, как правило, очень бедные люди. А вот абсолютное большинство, 70 процентов, занимают место между "низшими" и "средними", и от того, как сложится их судьба, будут ли они двигаться вверх или вниз, зависит и судьба России.

Что же такое наш средний класс? Прежде всего, говорит Малева, он так неоднороден, что лучше говорить не "класс", а "классы". Но можно все-таки выделить некоторые общие черты. В основном это жители крупных городов, с высшим образованием. 86 процентов представителей среднего класса работают по найму, 8,6 процента - владельцы фирм. 76,4 процента в среднем классе имеют постоянную оплачиваемую работу, среди остальных страт - только 47,4 процента. Дело не в том, что эти самые остальные не хотят трудиться: "средние", во-первых, гораздо мобильнее, а во-вторых - попросту моложе. "Средние" готовы рисковать: стабильной работе они предпочитают высокую зарплату. 25 процентов трудятся на новых предприятиях, тогда как в других стратах - только 10 процентов.

"Средние" чаще прочих имеют более одной работы и берут приработки. Впрочем, представление о том, что они трудоголики, оказалось мифом. Как и прочие, они трудятся в среднем по 44 часа в неделю, но дело в том, что зарплата у "средних" почти втрое выше, чем у тех, кто оказался ступенькой ниже. И вообще они как-то больше рассчитывают на себя. Скажем, на государственные пенсии надеются 34 процента "средних" и 45 процентов всех остальных.

Что дает людям возможность войти в средний класс - может быть, некие психологические преимущества? На этот вопрос нет ответа. Известно лишь, что одна из особенностей среднего класса - высокая адаптивность, готовность к переменам.

Но самый главный ресурс - это хорошее высшее образование. Именно его, по мнению исследователей, не хватает "периферии". И народ это понимает. Так, в 2000 году численность студентов вузов составила 5,4 млн человек - это наивысший показатель за всю историю страны. Правда, этот рост произошел за счет платного обучения, что ставит перед государством вопрос о доступности высшего образования (а стало быть, и возможности перейти в средний класс) для детей из небогатых семей. "Каждая ветвь образовательной системы - высшее, специальное - обслуживает свои социальные слои", - комментирует Давид Константиновский (Институт социологии РАН). Дети руководителей и специалистов почти поголовно заканчивают вузы, а в семьях, где у родителей нет высшего образования, дети идут в ПТУ - даже если в последних классах школы они планировали учиться в институте.

Вот цифры: государственные расходы на высшее образование с 1991 по 2000 год сократились втрое - с 1,2 процента ВВП до 0,4. Похоже, что бесплатное высшее отмирает - сегодня более 40 процентов студентов учатся за деньги.

Президент ВЦИОМ, академик Татьяна ЗАСЛАВСКАЯ:

Плоть от плоти общества

- Татьяна Ивановна, каковы результаты исследований ВЦИОМ по среднему классу? Отличаются ли ваши оценки от данных института социальной политики?

- По нашим цифрам, в 2000 году верхний средний слой общества составлял 5 процентов, следующий - 14 процентов, то, что они называют "ниже среднего", а я называю базовым - 69 процентов, а нижний слой - у нас 10, у них 12 процентов. Я просто поражена такому совпадению. И у нас получилась такая интересная вещь, которую нельзя игнорировать: средний класс оказывается непосредственным продолжением, верхушкой базового, а верхняя часть его как бы оторвана. Знаете, в ходе одного опроса людям показывали картинки и спрашивали, на какую из них похожа структура нашего общества. И 50 процентов выбрали фигурку - человечек с шеей. И эта "шея" находится внутри среднего класса.

- А каковы демографические показатели среднего класса? Это публика, нацеленная на семью, детей, образование, "традиционные ценности"?

- Это люди чуть менее семейные, чем прочие. Во всяком случае, в бизнес-слое, как нигде, много одиночек, более 30 процентов. Это не значит, что мужчины и женщины живут без сексуальных контактов - они не хотят себя связывать. Они моложе, современнее, энергичнее, они хорошо обеспечены, женщины свободолюбивы, на детей они нацелены не так сильно. Каких-то купеческих традиций... не замечается. А вообще, средний класс - это плоть от плоти нашего общества. Это, конечно, наиболее продвинутая его часть, наиболее образованная. Может, у него больше способностей разного рода: у кого-то к науке, у кого-то к предпринимательству. Но это очень разнородная общность. /Известия, 26 февраля /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>