ЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: ОТ ПОЛИТИКИ К ПРАКТИКЕ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС: ОТ ПОЛИТИКИ К ПРАКТИКЕ

АЛЕКСАНДР БОРИСОВ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ММБА

Земельный вопрос для России всегда был и остается одним из самых важных, но почти 10 лет ушло на то, чтобы принять наконец Земельный кодекс Российской Федерации.

Правда, под действие ЗК попало только 3% территории России, в основном промышленной и городской, поскольку оборот земель сельскохозяйственного назначения был выделен в специальный закон. После ожесточенных политических баталий он был принят в июне прошлого года и вступил в силу с 27 января текущего года. Этот закон затрагивает 24% территории страны и, как принято считать, должен положить конец существовавшему долгое время теневому обороту сельскохозяйственных земель, осуществлявшемуся под покровительством, а нередко и при участии региональных властей. Итак, примерно 1/3 всей территории России, именно та, что является пригодной к использованию, обеспечена законодательной базой. По данным Росземкадастра земельный фонд страны составляет 1709,8 млн гектаров. Из их 1580 млн га находятся в государственной и муниципальной собственности, 122 млн — в собственности граждан и только 6,2 млн в собственности юридических лиц.

Почему прогресс так робок? Прежде всего из-за отсутствия четких границ землевладений. При советской власти отсутствие правоустанавливающих документов никого не беспокоило, поскольку собственность была общенародной. Сегодня все иначе — разграничение прав собственности идет непросто, а без установления этих прав невозможно утверждать, имеет ли право сегодняшний пользователь земель осуществлять операции по купле-продаже.

В свое время Екатерина II начала процедуру инвентаризации собственности в России. В результате на это ушло почти 100 лет. В современной Швеции процесс создания автоматизированного кадастра земель начался в 1975 году и был завершен только через 25 лет. По мнению Сергея Сая, руководителя Росземкадастра, исполнение закона о разграничении собственности на федеральную, муниципальную и частную займет около 10 лет, поскольку потребуется выделить не менее 4,5 млн объектов по всей России.

14 февраля Московская международная бизнес-ассоциация провела свою вторую ежегодную конференцию по земле, посвященную главным образом представлению проекта закона города Москвы "О землепользовании и строительстве", уже прошедшего второе чтение в Московской городской думе. Московские депутаты откликнулись на просьбу ММБА продлить еще на неделю окончательный срок приема предложений и поправок в этот проект закона с тем, чтобы более 120 делегатов конференции смогли принять участие в процессе его совершенствования.

Как заявил в ходе конференции редактор закона, заместитель председателя Москомзема Олег Рыжков, этот документ подтверждает позицию московского правительства о том, что основной формой столичного землепользования будет аренда. В то же время законом определяются и основные способы вовлечения городской земли в оборот, а именно путем торгов, заключения инвестиционных контрактов, передачи земли в уставный капитал АО и наконец в виде использования как залог для обеспечения внутренних и внешних займов.

Земельный вопрос в Москве, конечно, не прост и в силу особого столичного статуса (по закону 1994 года), и в силу наибольшей рыночной привлекательности московской земли. Тем не менее серьезные подвижки уже произошли — городским законом утвержден Генеральный план развития Москвы до 2020 года, и уже завершено поквартальное зонирование всех 10 московских округов. Территория города разбита на 1500 кварталов, и в ближайшее время внутри каждого из них будет проведено одновременное межевание всех землевладений.

Не менее важной задачей будет разграничение собственности на федеральную и городскую внутри МКАД и на городскую и областную за пределами кольцевой дороги. Согласительные комиссии созданы, и с областью ее члены уже работают, а с федеральными властями вот-вот заработают. Кстати говоря, подобные разногласия далеко не редкость. В 2000 году Росземкадастр провел инвентаризацию административных границ на основании документов, представленных самими субъектами Федерации. Расхождения между некоторыми достигали от 20 километров (между Псковской и Ленинградской областями) до полутора тысяч километров (между Иркутской областью и Красноярским краем). Конечно, пока на спорных участках нет ценных объектов, нет и остроты споров.

И все же, оглядываясь на прошедший 10-летний период земельных баталий, хочется сказать: слава Богу, что это уже позади. Остались вопросы организационно-технического порядка. А это значит, что мы медленно, но верно продвигаемся вперед. /Время MN, 26 февраля /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>