С КОНСТИТУЦИЕЙ НАДО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
С КОНСТИТУЦИЕЙ НАДО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ

Теперь, когда Владимир Путин победил в первом же туре, известный российский политолог Александр Ципко решил сказать и о том, что настораживает многих патриотично настроенных людей.

Я, конечно, как и многие, желал Путину победы на выборах и с экранов телевизоров призывал соотечественников прийти 14 марта на выборы. Делал все это сознательно, как говорят, по зову сердца. Не хотел, чтобы у Бориса Березовского и Владимира Гусинского был хоть маленький шанс радоваться, потирая руки по поводу наших бед. Ведь очевидно, что ни один из других официальных претендентов на пост президента не смог бы ничем помочь России. В этой ситуации страна больше всего нуждалась в стабильности и переизбрании Путина на второй срок. И у народа хватило ума понять, что сейчас перемены на вершинах власти чреваты потрясением, что сейчас важно хотя бы сохранить то малое, что есть.

Правды много не бывает

Но теперь, когда пронесло, когда и явка состоялась, и Путин уверенно победил в первом же туре, я лично имею право сказать все, что думаю о наших президентских выборах, о том, что смущает, настораживает очень много вполне патриотично настроенных людей.

Последние выборы в России сделали очевидными для всего мира глубинные изъяны нашей процедуры избрания президента. Разве можно назвать нормальной ту страну, где охранник одного из лидеров второстепенной партии на равных соревнуется с действующим Президентом России? Кремль в очередной раз предоставил Владимиру Жириновскому возможность поиздеваться над Россией и русским народом. Но надо понимать, что участие Малышкина в выборах нанесло существенный урон и авторитету Путина, и его победе.

Далее. В фарс, в трагикомедию вылилось участие третьего лица в государстве - Сергея Миронова - в выборах во имя “поддержки курса Путина”. В выборах не участвуют во имя поддержки конкурента, в выборах участвуют во имя победы над конкурентом. И наш народ вполне адекватно отреагировал на эту не совсем продуманную, а, как выяснилось, самоубийственную инициативу Сергея Миронова. Сам факт, что охранник Жириновского получил на президентских выборах втрое больше голосов, чем спикер верхней палаты парламента, является укором и нашей законодательной власти, и кадровой политике президента.

О соседстве трагичного и комичного

Конечно, сам Путин не несет ответственности за Конституцию РФ, которая породила не очень эстетичные гримасы прошедших мартовских выборов. Я назвал только некоторые из удручающих фактов. Формально у нас не было нарушений Закона о выборах. Только в России такой Основной Закон, что не позволяет провести нормальные выборы, не дает возможности для демократической смены власти. Об этом, о структурных изъянах нашей политической системы не любят говорить противники Путина, они предпочитают заострять внимание общества на “авторитарных замашках” президента. Наверное, потому, что наши либералы сами создали эту уродливую во многих отношениях процедуру всенародных выборов главы государства.

Ситуация с нашей демократией действительно обстоит достаточно трагично. И дело отнюдь не в так называемых “демократических поползновениях” действующего президента. Рискну утверждать, что желание Путина задавить в зародыше любую угрозу своей власти, любое проявление оппозиционности проистекает отнюдь не из-за его стремления к личной диктатуре. Все обстоит прямо противоположным образом. Путин, на мой взгляд, проявляет сверхосторожность, ибо он на самом деле боится власти. Представьте себя на его месте. Человек еще несколько лет назад готовил себя на роль отставника-офицера, зарабатывающего на хлеб извозом, а сейчас по воле случая тебе доверили власть в такой громадной стране, да еще и в условиях глубочайшего кризиса, где везде, со всех сторон сплошные завалы.

Сам тот факт, что любого человека у нас можно вытащить из политического небытия и при помощи ТВ сделать за несколько месяцев популярным лидером мировой державы, говорит о том, что у нас нет политической системы как системы правил игры, системы отношений, жестких критериев выдвижения и подбора кадров. И назначение никому не известного Михаила Фрадкова на пост второго человека в стране еще раз доказывает, что пока мы имеем систему бессистемности.

Понимаю, что не каждого у нас можно раскрутить на роль национального лидера. И ни в коем случае не хочу принизить значение несомненных личных достоинств Путина, которые позволили ему легко войти в роль лидера мировой державы. Хочу лишь сказать, что у нас еще не сложилась понятная, устойчивая политическая система.

Конечно, Путин может совершить героический поступок и содействовать демократизации этой политической системы, сделать так, чтобы у кандидата в президенты от оппозиции было больше прав, чем сейчас, чтобы, к примеру, таких, как Сергей Глазьев, не отключали от эфира за неделю до выборов. Можно и нужно создать многоступенчатую систему отбора кандидатов в президенты, чтобы охранник всенародного клоуна не мог стать кандидатом на главный в стране пост. Но сможет ли Путин за четыре года привести наше общество в соответствие с обновленными демократическими процедурами избрания президента? И здесь сокрыта главная правда, о которой не говорят ни либералы, ни коммунисты, ни сама власть.

Такая вот загогулина

Народ избрал Путина, руководствуясь не демократическим порывом, а, напротив, страхом перед демократией. Громкая победа Путина - это результат резонанса между страхами Путина перед всем неуправляемым и страхами массового русского избирателя перед возможными переменами. Народ будет удивлен, когда узнает и поймет, что приготовил ему либерал Путин. Он-то, сердечный, думал, что Путин как раз и не будет ничего менять.

И здесь вся загогулина, как говорил первый Президент России. Сложилось, существует вопиющее противоречие между взятой нами на вооружение процедурой всенародных демократических выборов и реальным состоянием духа и политики в России. Процедура требует выдвижения реальных альтернатив, а общество их просто не имеет. Раньше - и в 1991, и в 1996 годах - голосование у нас было альтернативным потому, что оно было протестным. А сейчас у людей иссякла энергия протеста. Поводов для протеста много, а энергии протеста нет. Правда и в том, что нет сейчас на политическом горизонте реальных национальных лидеров, выдвинутых жизнью и способных конкурировать с Путиным. Понятно, что не будь Путин избран на роль преемника, он сам по себе тоже никогда не стал бы национальным лидером. Но если для того, чтобы стать лидером, надо обязательно быть при власти, то подлинно демократические выборы в принципе невозможны.

У нас нет ни реальных партий, ни гражданского общества. И не потому, что Путин якобы “выболтал демократию”, а потому, что наша демократия сама себя морально изжила.

Я не сгущаю краски. Я просто призываю и Путина, и его оппонентов увидеть и осмыслить Россию, в которой мы очутились и в которой живем. /Комсомольская правда, 17 марта /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>