КАК ВОЛКОВУ НАТЯНУЛИ ГОЛОСА

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
КАК ВОЛКОВУ НАТЯНУЛИ ГОЛОСА

Первое, что бросилось в глаза, когда на официальном сайте Госсовета появились данные о ходе голосования, это необычайно высокая явка - за два первых часа в Удмуртии успели проголосовать 10 процентов избирателей (а в отдельных районах явка к этому времени превышала среднереспубликанский показатель почти вдвое).

Такой активности сразу на старте не наблюдалось еще ни разу. Впрочем, радоваться столь стремительному росту гражданского самосознания мешала структура явки - наибольшую общественную активность демонстрировали территории, напрочь лишенные какой-либо информации, кроме той, что предоставлялась населению пресловутым 'административным ресурсом'.

Еще в начале этой выборной кампании 'День' нашел простой способ оценки того, насколько управляемо со стороны республиканских властей протекают выборы, выведя коэффициент преобладания явки городских избирателей над сельскими. В своем естественном виде он составляет 1,83. Если меньше, то это уже следствие административного вмешательства.

14 марта число горожан, пришедших на выборы, превысило число голосовавших селян в 1,48 раза, то есть явка мало чем отличалась от той, что была 7 декабря во время выборов в Госдуму РФ (1,44). Ижевск, другие города и районы дали относительно ровный прирост по сравнению с декабрем, составивший в общей сложности около 100 тыс. новых голосов. Скорее всего, полученных 'административным' путем, что на селе, что в городе. В самые свободные по нынешним меркам выборы в Госдуму в декабре 1999 года явка была поменьше, зато соотношение города и села оказалось почти естественным - 1,78 раза.

В итоге пропагандируемое тогда Александром Волковым 'Отечество' потерпело полный политический крах, а сейчас тот же самый Волков увеличил свой прежний результат в 1,9 раза! Такого грандиозного успеха административная машина Удмуртии еще не добивалась. Что касается издержек в виде роста голосующих 'против всех', то победителей, как известно, не судят. Хотя 121 тысяча человек (из которых более половины ижевчане), не поленившихся сходить на выборы, чтобы поставить галочку в графе 'против всех', - это все-таки очень много. Для сравнения: в 'путинском' бюллетене против всех высказались около 19 тыс. избирателей.

То есть большая часть тех, кто против Волкова, остаются лояльными Путину. И, по всей видимости, ждут своего 'удмуртского Путина', поскольку, несмотря на критичное отношение к руководству Удмуртии, эти избиратели не стали голосовать за только ругающих 'волковский режим' братьев Одиянковых.

Последние набрали в совокупности около 173 тыс. голосов и проиграли Волкову даже в Ижевске, хотя именно здесь у них и был единственный шанс совершить отрыв и выйти на политически достижимый второй тур выборов. Сейчас штабу Одиянковых остается только пересчитывать протоколы, надеясь найти следы фальсификаций. В то же время председатель удмуртского ЦИКа Владимир Пономарев, наоборот, торопится побыстрее утвердить окончательные итоги. Судя по всему, какие-то манипуляции с данными действительно имели место.

Когда часто следишь за выборами, всегда стараешься собрать как можно больше промежуточных результатов; потом, когда итоги голосования 'сбалансируют', искать становится уже нечего. В этот раз странными показались две вещи. Во-первых, в таблице со сводными результатами исчезли два столбца (с числом принявших участие в голосовании и числом действительных/недействительных бюллетеней); во-вторых, в розданных журналистам утром 15 марта сведениях о предварительных итогах отсутствовали данные о голосовании по 48 избирательным участкам, к которым приписаны около 70 тыс. человек.

С учетом реальной явки число 'пропавших' избирателей составило 41-44 тыс. человек, потом их нашли, но некоторые цифры продолжали 'плясать'. Скорее всего, это объяснят какими-нибудь техническими причинами, но лично у меня есть такая версия случившегося - начавшие появляться итоги голосования по этим 48 участкам показались 'кураторам' выборов проблемными и их как бы 'отложили в сторону'. До выяснения того, проходит Волков 50-процентный барьер или нет. По официальным (хотя и предварительным) данным, он его прошел, набрав 54,26 процента голосов. Однако сомнение, вызванное с игрой со сводными данными (которой, кстати, не было на проходивших 'параллельных' выборах Президента РФ) осталось.

И даже усилилось, когда ради интереса было проведено несколько нехитрых расчетов. Самый простой выглядит так. 'Единая Россия' (региональный список которой возглавлял Волков) под мощнейшим административным нажимом набрала в Удмуртии 298 тыс. голосов, больше не смогли, хотя очень старались. За три месяца уже президентской кампании явка по сравнению с декабрьскими выборами была поднята почти на 100 тыс. человек, не участвовавших в прошлых выборах.

Допустим, что все эти 100 тыс. 'новых' проголосовали за Волкова, тогда в сумме с голосами 'единороссов' получим 398 тыс. избирателей. В пересчете на объявленную удмуртским ЦИКом явку получится, что по этой версии президент Волков получил 14 марта в свою поддержку только 49,23 процента. По закону должен быть второй тур. Но кому это надо, если через три недели Волков все равно победит Одиянкова? Поэтому можно понять, как велик был соблазн махом преодолеть недостающие десятые доли процента. Между тем в режиме цейтнота легко промахнуться, вот и всплывает при разных пересчетах примерно одна и та же цифра, близкая к четырем процентам от общего числа избирателей в Удмуртии.

Когда в понедельник вечером по просьбе телекомпании 'Новый Регион' я приехал для участия в прямом эфире передачи 'Поговорим о главном' (естественно, чтобы обсудить итоги выборов), то оказалось, что передача чуть ли не на грани срыва: из двенадцати приглашенных, кроме меня, там были Владимир Забильский, Сергей Гулин и Сергей Заболотских. Остальные, похоже, предпочли провести тот вечер иначе - разделив радость от торжества вновь избранного президента Удмуртии. Интересно, хватит ли им на всех?/МиК, 18 марта /

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>