СРЕДНИЙ КЛАСС В РОССИИ: ДОХОДЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ, ВЫЗОВЫ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
СРЕДНИЙ КЛАСС В РОССИИ: ДОХОДЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ, ВЫЗОВЫ
Во всем мире средний класс – это двигатель прогресса, залог стабильности общества и его успешного развития. Только в России зарождающийся средний класс значит немного больше: у нас это повод для многочисленных дискуссий. Есть он или нет, а если есть, то как к нему относиться, и вообще, сколько надо зарабатывать, чтобы относиться к этому самому классу. Для одних попасть в него – предел мечтаний, другие, напротив, считают, что уже находятся в нем лишь благодаря высшему образованию и должности заведующей библиотекой. Итак, кого считать средним классом? Этот и многие другие вопросы обсуждали эксперты в ходе состоявшегося брифинга на тему "Средний класс в России: мифы и реальность".
Как отметил руководитель Центра стратегических исследований /ЦСИ/ "Росгосстраха" Алексей Зубец, определений среднего класса действительно множество. С одним из них, данным еще Аристотелем, эксперт согласен. По мнению древнегреческого мыслителя, "средние" – это те, кто недостаточно беден, чтобы устраивать государственный переворот, но недостаточно богат, чтобы строить государство под себя. Переводя на современный язык, это люди, получившие возможность реализовать свой стандарт потребления.
Что подразумевается под этим стандартом? По мнению А.Зубца, здесь россияне недалеко ушли от остального цивилизованного мира. Критерия, в сущности, два: обладание неплохим автомобилем /читай - иномаркой/ и возможность выезжать в заграничные путешествия. В развитых странах Европы и США к этому добавляется наличие собственного банковского счета и собственного жилья. Однако с этим в России не так просто. В Москве, несмотря на то, что доходы населения здесь в целом выше, чем в среднем по России, цены на недвижимость "зашкаливают" настолько, что приобрести даже малогабаритную квартиру способны 5-7 проц населения. Впрочем, в провинции, где жилье дешевле, стремление к этим благам распределяется более равномерно. Что касается банковских вкладов и прочих способов инвестировать сбережения, то это у нас пока в зачаточном уровне. Даже неплохо зарабатывающие люди имеют смутное представление о финансовой грамотности, если, конечно, не работают в этом секторе экономики. Кроме того, у людей до сих пор сильны воспоминания о дефолтах и банковских кризисах, так что, вместо того, чтобы сберегать, они предпочитают тратить. Отсюда резкий рост количества кредитов – автомобильных, потребительских, и т.п.
Сегодня в России насчитывается 25-35 проц населения, которые можно с уверенностью отнести к среднему классу, считает А.Зубец. Эта доля вполне может быть доведена до 60 проц к 2020 году. Такого же мнения придерживается Минэкономразвития. В Концепции развития России до 2020 года министерство утверждает, что к этому моменту к среднему классу будут относиться 60 проц населения. Министерство определило и критерии принадлежности к "середнякам". По его мнению, это люди с ежемесячным доходом свыше 6 прожиточных минимумов, имеющие автомобиль, банковские сбережения и регулярно отдыхающие за границей. А.Зубец несколько расширил рамки правительственного прогноза – у представителя среднего класса в столице ежемесячный доход, по его мнению, составляет 3-5 тыс долл на семью, а в провинции – 500 долл на человека. В целом же в России к среднему классу следует относить тех, кто имеет машину, ездит в отпуск за границу и покупает страховые полисы. Последнее явно исходит из специфики работы эксперта. Впрочем, он утверждает, что именно данный профиль работы позволяет ему смотреть на вещи с чисто практической точки зрения и считать деньги отправной точкой для определения принадлежности к среднему классу. При их наличии неизменно повышается и культурный уровень человека, уверен он. В качестве примера эксперт привел знаменитый фильм "Крестный отец". Когда Дон Корлеоне приезжает в США, это невежественный полудикий горец, едва умеющий говорить по-английски. Его сын уже вполне американец на все 100 процентов и настоящий патриот. А внуки уже в высшей степени культурные люди и представители того самого middle-класса. То же самое касается образования: 90 проц нынешнего среднего класса в России сегодня имеют высшее образование, так что этот фактор тоже можно смело считать залогом успеха.
Ему возражает руководитель отдела изучения доходов и потребления "Левада-центра" Марина Красильникова. Что в таком случае говорить о врачах и учителях, которые во всем мире считаются не просто образованными, но едва ли не самыми важными в обществе профессиями? Диплом врача или педагога в Европе – прямая и одобренная социумом дорога в средний класс со всеми его благами и преференциями. В России же такой диплом – отнюдь не гарантия достатка и завидных профессиональных перспектив. Те, о ком говорил А.Зубец – не средний класс, а скорее люди со средним достатком, полагает М.Красильникова. Настоящий же средний класс включает в себя целый комплекс признаков, среди которых не только образование и профессиональная компетентность, но и самоидентификация себя, как среднего класса. И с этим у нас пока тоже не все "слава Богу". Та самая заведующая библиотекой, о которой шла речь в начале статьи, считает, что она-то и есть средний класс. Но по всем остальным признакам – стремление к профессиональному росту, активная жизненная позиция, тем самым доходам, она таковой, увы, не является. И должно пройти немало времени, чтобы в России все встало на свои места.
Пока же говорить о существовании в стране среднего класса рановато, считает эксперт, однако предпосылки к его созданию уже наметились. Но таковым он станет лишь тогда, когда приобретет по-настоящему массовый характер. Даже самая оптимистичная цифра, названная А.Зубцом – 35 проц – отнюдь не показатель массовости. Кроме того, по его мнению, средний класс должен быть независим о государства. "Государственные служащие – не средний класс" — подчеркивает эксперт. У нас же обеспеченный представитель упомянутого класса, не связанный тем или иным образом с властными структурами – скорее исключение, нежели правило.
Генеральный директор Центра политической конъюнктуры России Михаил Виноградов назвал несколько вызовов, с которыми отечественному среднему классу предстоит столкнуться в самое ближайшее время. Первое – экономическая нестабильность. Несмотря на то, что Россию называют "тихой гаванью", отголоски мирового спада в экономике достигнут и ее, вероятнее всего, во второй половине года. Конечно, дефолт в общественном сознании уже забыт, но забывать о том, что теперь мы неотрывно связаны с экономикой других государств, все же не стоит.
Второе – ухудшение вертикальной мобильности. Речь идет о том, что продвижение по социальной лестнице вверх и построение собственной карьеры дается сегодня все труднее. Поскольку средний класс, как уже говорилось выше, неотрывно связан с госструктурами, инициативность работников низового звена не особенно поощряется. Между тем, во все времена карьеру строили именно инициативные и амбициозные. Сегодня они, кажется, получат от своих качеств больше проблем, чем дивидендов, и это не есть хорошо.
Третье – коррупция. Вопреки заявлениям представителей власти о том, что делается все для ее искоренения, она, по мнению экспертов, может оставаться довольно высокой еще очень и очень долго. Хотя бы потому, что по большому счету удобна многим. "Неофициальная" такса за езду за рулем в пьяном виде – 1000 долларов США, и, судя по тому, что многие так и продолжают делать это, невзирая на ужесточение ответственности, откупаться им очень выгодно.
И, наконец, четвертое – миграция. Это относится, прежде всего, к крупным городам, являющимся сегодня для мигрантов настоящим центром притяжения. Многие из них занимают рабочие места, прежде считавшиеся престижными – таксисты, продавцы и т.п. Тем самым они снижают престижность этих позиций у коренного населения и демпингуют на рынке труда, поскольку готовы мириться с более низким статусом. Если же мигрант намерен повышать свой статус и далее, он становится серьезным конкурентом коренным работникам, в отличие от них, обладая немалыми "пробивными" способностями и амбициями.
Однако, несмотря на все это, эксперты уверены, что через четверть века средний россиянин будет жить не хуже, чем европеец. По мнению А.Зубца, достичь вожделенной цифры в 60 проц среднего класса нам удастся через минимум 7, а максимум 15 лет. Европейский middle-класс уже сегодня является ориентиром для наших граждан, имеющих возможность и желание работать и зарабатывать. Так что у нас есть, к чему стремиться.

/ПРАЙМ-ТАСС/
<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>