МОСКВИЧАМ ПОДСУНУЛИ ГНИЛОЙ ДЕЛИКАТЕС

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
МОСКВИЧАМ ПОДСУНУЛИ ГНИЛОЙ ДЕЛИКАТЕС

Под Новый год и Рождество домохозяйки штурмуют гастрономы и супермаркеты в поисках продуктов для праздничного стола. А какое же застолье без деликатесов - осетринки, лососинки или, на крайний случай, семги или форели? Ну и, конечно, без икры. Спрос на эти продукты в последние дни 2002 г. вырос в несколько раз. И, естественно, не остался без предложения. Поставщики везли в столицу товар караванами и самолетами. Правда, то, что в конечном итоге попало на стол к москвичам, порой оставляло желать лучшего.

В канун Нового года оперативники 17-го отдела УБЭП ГУВД Москвы обнаружили на плодоовощной базе в Алтуфьево цех, в котором фасовали и закатывали красную икру в привычные покупателю зеленые жестяные банки. Таких новеньких банок здесь же, на расположенном по соседству складе, оказалось 22 тысячи. На банках значилось, что этот высококачественный продукт изготовляет некое камчатское ООО, которого, как впоследствии выяснилось, не существует в природе. Милиционеры пригласили понятых для снятия пробы с дальневосточного деликатеса. Заглянувших в только что вскрытую тару понятых чуть не хватил кондратий; замахав руками, они категорически от дегустации отказались. Взорам их предстала кашица оранжево-ржавого цвета, которая к тому же пахла не то бензином, не то нафталином. Вся эта партия бракованной икры готова была к отправке на прилавки. Хозяина вонючего деликатеса так и не нашли.

"Около 90% красной икры и рыбы, которые попадают в торговлю, имеют браконьерское происхождение, - сообщил начальник отдела потребительского рынка УБЭП ГУВД Москвы полковник милиции Василий Савчук. - Что же касается черной икры и осетровых, то практически весь этот товар - "левый". Ведь с июля прошлого года промысел осетровых запрещен. Тем не менее, сотни тонн браконьерской продукции продолжают пополнять столичные прилавки. Только нашим отделом за прошлый год из оборота было изъято более 30 тонн морепродуктов без документов. Рыбный бизнес - очень доходное дело, здесь крутятся миллионы долларов, поэтому рыбная мафия считается одной из самых сильных и бороться с ней сложно".

Браконьерская осетрина поступает в основном из Дагестана и Калмыкии. Заниматься промыслом осетровых в этих регионах официально разрешено единственному предприятию "Русская икра", которое отправляет морепродукты на экспорт. Есть еще ряд организаций, которым позволено вылавливать осетра в научных целях. Научные квоты составляют не более 20-30 тонн. Из выловленной рыбы извлекают икру и разводят мальков, а рыбные тушки продают перерабатывающим предприятиям, уполномоченным закупать "научную" рыбу. Количество их достаточно невелико. На отпускаемую ими различным фирмам продукцию они должны выдавать весь пакет документов, подтверждающих законность происхождения рыбы, удостоверения качества и сертификаты соответствия. И похоже, что в этом фирмы-закупщики никаких отказов не получают.

Так, в минувшем году сотрудники милиции обнаружили на одном из складов в Москве около 7 тонн калмыкской рыбы без документов. По словам хозяев, она была приобретена на одном из заводов совершенно законным путем. Вот только, мол, документы запоздали. И действительно, необходимые бумаги на рыбу скоро прибыли. Причем в рекордные сроки - все документальные подтверждения были оформлены на заводе буквально за сутки. И все бы, казалось, хорошо... если бы не одно "но". В 2002 г. оперативники только одного отдела обнаружили в столице несколько партий "научных" осетровых, потянувших в общей сложности на 25 тонн, что явно превышает все допустимые квоты. По мнению сотрудников милиции, закупочные фирмы используют для прикрытия своей незаконной деятельности заводские документы по несколько раз, предъявляя их в случае необходимости на очередную партию браконьерской рыбы.

Большой процент браконьерского улова поставляет и Астрахань. Помимо осетровых, оттуда везут красную рыбу и икру. Рыбный бизнес - это четкие отработанные цепочки, начиная от браконьерского улова, поставки и заканчивая переработкой и торговлей. Заказанная партия морепродуктов идет непосредственно в столичные цеха, в большинстве своем принадлежащие дагестанцам, чеченцам или азербайджанцам. Здесь рыбу солят или коптят. Сбыт происходит в основном через свои торговые точки, в основном - через Дорогомиловский рынок. Предприниматели, давно и прочно осевшие в этом виде бизнеса, заполняют "левым" товаром прилавки столичных магазинов. При проверке организаторы либо предъявляют накладные от несуществующей фирмы-поставщика, либо вообще ничего не предъявляют, объясняя, что взяли рыбу на реализацию (вариант - расплатились наличными с неизвестным поставщиком).

По словам начальника отдела московского УБЭП Василия Савчука, в столице насчитывается около 200 перерабатывающих рыбных цехов, в том числе и фасовочных, подобных тому, что располагался на Алтуфьевской овощной базе. В подавляющем большинстве они официально зарегистрированы и работают на законных основаниях. Для работы таких цехов не требуется лицензии. И, как ни странно, придраться к тому, что они расфасовывают браконьерскую икру в "левую" тару, с указанием несуществующих реквизитов фирмы, практически невозможно. Они всего лишь выполняют заказ клиента. Кстати, хозяева браконьерской морепродукции при обнаружении ее в цехах или на складе предпочитают сохранять инкогнито. И в этих случаях продукция признается бесхозной. В прошедшем году по решению суда было обращено в доход государства более 15 тонн бесхозной осетрины и более 2 тонн красной икры. Естественно, представители рыбной мафии теряют немалые деньги. Однако далеко не все готовы мириться с такими потерями.

В начале декабря 2002 г. на одном из постов ГИБДД задержали "КамАЗ", в котором находилось более 5,3 тонн красной икры, расфасованной в жестяные банки и в пластиковую тару. Документы на большую часть икры отсутствовали. Прибывшие на пост УБЭПовцы составили протокол и препроводили грузовик на склад, расположенный на Проспекте Мира. Склад опечатали до выяснения обстоятельств. Но хозяева, так и не удосужившиеся предоставить документы, не стали ждать, когда их собственность национализируют. Через несколько дней они просто взломали склад и вывезли всю браконьерскую партию деликатеса. Пришлось оперативникам начинать всю работу сначала и искать новое место дислокации злоумышленников. Часть похищенной икры - около двух тонн - все же была найдена. Остальное предприимчивые коммерсанты уже успели сбыть.

По оперативным данным, основной вал браконьерской красной икры поступает с Камчатки и Сахалина. Прибывает она в основном через столичные аэропорты. Один борт доставляет в столицу от 30 до 50 тонн икры и рыбы. Одного рейса достаточно, чтобы обеспечить работу нескольких московских фирм на целый месяц. Поэтому везут морепродукты под конкретные заказы постоянных оптовых клиентов. Партию встречают буквально у трапа и сразу же разгружают по машинам, расплатившись тут же наличными. Кстати, фирмы-перевозчики, занимающиеся поставками и состоящие как юридические лица на налоговом учете, при ближайшем рассмотрении оказываются чуть ли не банкротами. Поскольку никаких налогов не выплачивают. Видимо оттого, что никакой задокументированной хозяйственной деятельности не ведут, работая по старому как мир принципу "товар - деньги - товар".

В конце криминальной "рыбной схемы" стоим мы, потребители. И нам, естественно, все равно, откуда и кем доставляется рыба. В конце концов, на осетрине не написано, " в законе" она или добыта браконьерами. Главное, чтобы не оказалась второй свежести, остальное неважно. Но это - только на первый взгляд.

"Рыбная схема" по своей сути - классическая схема отмывания денег, приобретенных незаконным путем. Схема, в которой крутится черный нал, минующий государственный бюджет. Схема, доходность использования которой криминалом и его "крышей" стоит выше государственных интересов сохранения морских биоресурсов. И это проблема, которая, так или иначе, касается каждого. Тем не менее, всё, что на сегодняшний день следствие может инкриминировать рыбным предпринимателям, - подделка документов, и то лишь в отдельных случаях. Для того чтобы доказать факт отмывания денег, необходимо зафиксировать всю цепочку - от организации браконьерского вылова до торговли. К сожалению, вряд ли это под силу той же милиции. Однако о крупных совместных операциях по пресечению рыбных схем ничего не слышно. Складывается впечатление, что этой проблемой никто всерьез не озабочен. В таком случае, действительно, рыбная мафия - одна из самых серьезных ОПГ... (utro.ru, 09.01.2003)

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>