СТОЛИЦА ЗАВАЛЕНА ПОДДЕЛКАМИ

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
СТОЛИЦА ЗАВАЛЕНА ПОДДЕЛКАМИ
На днях одновременно и мэр Москвы, и глава департамента потребительского рынка отметили, что в городской торговле свыше трети товаров – контрафактные, и призвали к решительным мерам.
«Около 35% товаров в Москве являются контрафактными, — забил тревогу на заседании правительства Москвы 31 августа руководитель столичного Департамента потребительского рынка и услуг Владимир Малышков. — Самое печальное, что мы лишаемся возможности контроля за ввозом контрафактной продукции». А мэр Юрий Лужков заявил о необходимости вернуть городским властям функции по контролю за ввозом товаров, отобранные у региональных властей во время курса на освобождение бизнеса от административных оков.
Вообще-то, для развитой цивилизованной страны – это скандал. Тема авторских прав – и соответственно, тема поддельной продукции, липовых товарных знаков и упущенных гонораров на Западе – предмет глубокого пиетета. Можно бы сказать и покруче: вряд ли на том же Западе мыслима ситуация, когда в столичной ратуше высокие избранники народа констатируют более трети контрафакта в рознице – и ничего, как-то все остаются при своих креслах, покровительственным тоном высказывают пожелания и обвиняют кого угодно, кроме себя.
Однако, правда и другое. У наших граждан данный сюжет вызывает, в основном, реакцию типа «нам бы ваши проблемы, господа». Проблема охраны авторских прав в нашей стране волнуют почти исключительно тех, кого она прямо касается. Небогатые москвичи и еще менее того богатые провинциалы с удовольствием покупают недорогие диски с песнями и фильмами, — и очень мало кто из них переживает, что бедный режиссер или какой-нибудь там композитор за это гонораров недополучил. Даже если любимый артист, и даже кумир публично и гневно жаловался на «пиратство», — любовь отдельно, а розница отдельно. Сытый голодного не разумеет.
Контрафактная одежда с липовыми «лейблами» королей моды может, конечно, возмутить представителей среднего класса, — если они купили эту одежду действительно по престижной цене. А в общем, большинству россиян, одевающихся на вещевых рынках по приемлемой цене, все эти «лейблы» безразличны. (Кстати, некоторым богатым тоже, — помнится, Галина Вишневская заметила в одном из интервью, что эту марочку на воротнике она отпарывает при покупке, поскольку она шею натирает).
Ну, не получается при нашей бедности возбудить благородный гнев против «пиратов», как против фашистов каких-нибудь. Вот что говорилось, скажем, пять лет назад на конференции, посвященной авторским правам (с тех пор вряд ли что изменилось):
«Люди понимают, что если бы не было контрафакта, многие престижные вещи были бы для них недоступными по цене. С другой стороны, они хотят хотя бы внешне не уступать тем, кто такими товарами владеет — это продукция «раскрученных» марок (джинсы, часы, украшения и др.). Спрос при этом всегда стимулирует предложение. А всеядность контрафакта такова, что, ставя вопрос о его преодолении, следует посмотреть, насколько эта интеллектуальная собственность сама чиста от контрафакта. И с чем конкретно следует бороться. Являются ли борьбой с контрафактом акции, когда бульдозерами давят контрафактные диски, на которых записаны безобидные римейки?»
Правда, на вышеупомянутом заседании столичного правительства упор сразу был сделан не на «культуру», а на более грубые материи. В первую очередь речь шла о поддельном алкоголе. «Необходимо поставить вопрос о том, чтобы ряду регионов были возвращены права в этой сфере. Я убежден, что будет резкое снижение смертности», — вот что сказал Лужков. А Малышков представил данные о том, что «с начала года было приостановлено 202 лицензии на продажу алкоголя, и 293 было отобрано по решению суда за значительные нарушения». По суду – а городские руководители, видимо, хотели бы, чтобы это было их право.
В данном случае, в рамках одного «дискурса» оказались смешаны несколько вопросов – о нарушении авторских прав, о подделке товарных знаков на алкоголь (то есть, тоже о нарушении авторских прав, но в «низком» значении) – и об опасности некачественного алкоголя, опасного для жизни людей. Все эти вопросы «соприкасаются одной стороной», хотя это не есть одно и то же.
«Я бы не стал сейчас акцентировать внимание на контрафакте. Я думаю, что это слово Владимир Иванович Малышков употребляет как крепко запавшее ему в голову ругательное слово», — не без иронии заметил сайту km.ru председатель Союза потребителей России Петр Шелищ.
«Сейчас наибольшие неприятности представляет не контрафакт, — разъяснил Шелищ. — Последний — это нарушение прав обладателей товарных знаков. Когда вам под лейблом известной фирмы продают костюм, изготовленный на какой-нибудь подмосковной трикотажной фабрике. А вместо духов «Шанель № 5» продают нечто, изготовленное в соседнем подвале. На самом деле, есть простые средства борьбы со всем этим, но их никто не заинтересован использовать».
Средства эти таковы: «Например, установить в законе не только ответственность того, кто производит или распространяет контрафакт, но и того, кто… изготавливает упаковку, этикетки или делает разного рода сопроводительные бумаги, без которых эта продукция просто не сможет обращаться на рынке. Потому что совершенно очевидно, что упаковка для тех же французских духов делается у нас, а не во Франции. У нас же печатаются этикетки для бутылок паленой водки. Причем многие типографии занимаются этим вполне официально».
«Но сейчас главная проблема для потребителя на рынке — это не контрафакт, а фальсификат, — полагает Шелищ. — Когда вам вместо сливочного масла подсовывают маргарин или какую-то смесь растительных жиров, которые сейчас в большом количестве завозят из Африки и Азии (всякие кокосовые и пальмовые масла). У нас ГОСТЫ с 1992 года не являются обязательными (кроме требований по безопасности). А совсем недавно отменили и обязательную сертификацию пищевой продукции».
В то же время, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей КонфОП Дмитрия Янин высказал корреспонденту «Росбалта» мнение, что времена «паленой водки» в ее исконном значении 90-х годов уже прошли. То есть, какие-то сорта водок могут не соответствовать своим дорогим этикеткам, они могут возмутить вкус разборчивого гостя, — но они не представляют для его здоровья большего вреда, чем алкоголь как таковой. «Хороший осетинский и дагестанский спирт», по данным КонфОП, может поступать в столицу с нарушением каких-то налоговых параграфов, — но это головная боль властей. У потребителя же остается только одна головная боль – от пьянки.
Сам Дмитрий Янин подчеркнул, что сообщает это не для успокоения, — напротив, он хотел бы перенести акцент с защиты алкогольных марок все-таки на борьбу с пьянством как мировым злом. И здесь, по его мнению, здоровое зерно в требованиях московских руководителей есть. Янин напомнил, что в наши дни региональные власти вправе только вводить запрет на ночную торговлю крепким алкоголем. Все остальное в руках федерального центра, который, видимо, более озабочен бюджетными поступлениями, нежели здоровьем людей. По мнению главы КонфОП, если региональные бюджеты финансируют больницы (а также социальные похороны неимущих), то было бы справедливо предоставить регионам право минимальных ограничительных мер по оздоровлению населения.
Что касается одежды, то по неожиданному замечанию Янина, распространение подделок даже «выгодно самим именитым производителям, — это их бесплатная реклама». А вот насчет произведений искусства, Дмитрий Янин высказал твердое убеждение, что «здесь регионалы – не борцы». «Ну, не могут существовать годами такие рынки, как «Горбушка», без опеки УВД округа», — заметил глава КонфОП. То есть, без реальной реформы МВД певцы и композиторы спокойно спать не смогут.
Можно только представить себе, какую ярость вызовет у небогатой московской публики закрытие знаменитой «Горбушки» — а такое намерение уже высказано на высоком уровне. Причем, возмущена будет и молодежь, и интеллигенция, потребляющие фильмы и музыку на дисках – похоже, могут сильно пострадать авторитеты тех деятелей искусств, про кого скажут, что это они «накаркали».
Скептическую позицию в отношении новой столичной инициативы высказал заведующий сектором проблем монополизма и антимонопольного регулирования Центра институтов рынка и развития конкурентных отношений Института экономики РАН Андрей Городецкий. В беседе с корреспондентом «Росбалта» ученый признал, что уровень контрафакта в российской торговле «недопустимо высок» и может превышать «малышковские» 35%. Долю теневой экономики в современной России Городецкий определяет в 40-45%, — но тут надо смотреть «по конкретным сегментам», разброс очень велик.
Главная же проблема, по мнению Городецкого, в том, что «любое умножение контролирующих функций не решает проблем, а лишь увеличивает угрозы». То есть, не даст ничего учреждение новых или восстановление старых московских инспекций. Коррупция и в самой муниципальной власти очень даже имеет место быть.
Сам Андрей Городецкий предложил скорее установить сверхвысокие штрафы за контрафакт, чтобы сделать его «высокорисковым бизнесом» — и беспощадно эти законы исполнять. Контролирующих органов достаточно, — Роспотребнадзор, МВД, прокуратура… Дело за тем, чтобы они работали.
«Эти вопросы даже на уровне взаимоотношений между государствами ставятся, — заметил в заключение Городецкий. – А у нас все сводится к налетам на лавки и склады».

/ИА "Росбалт"/
<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>