СПАСЕНИЕ НЕ В КОНТРОЛЕРАХ ЮРИЙ КАЦНЕЛЬСОН, ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ГИЛЬДИИ ПЕКАРЕЙ И КОНДИТЕРОВ:

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
СПАСЕНИЕ НЕ В КОНТРОЛЕРАХ ЮРИЙ КАЦНЕЛЬСОН, ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ГИЛЬДИИ ПЕКАРЕЙ И КОНДИТЕРОВ:

- Сколько ни увеличивай количество проверяльщиков, все равно не панацея. Давайте лучше поговорим о том, что каждый москвич имеет право выбора, у кого купить хлеб.

Если покупателю не нравится соотношение цена-качества, он пойдет к другому производителю. Все же очень просто.

РГ | Но совсем не факт, что у другого хлебопека он найдет хлеб получше. Кто же все-таки в ответе перед потребителем за его качество и безопасность при той безграничной свободе предпринимательства, которая сегодня дарована хлебопекам?

Пискарева | Они и в ответе, по новому закону сами себе контролеры. Вполне логично, что и лабораторные экспертизы для производственного контроля сами должны заказывать, причем за свой счет.

РГ | Заказывают?

Пискарева | Крайне редко.

РГ | Были ли случаи, когда потребитель доводил хлебопеков до суда, чтобы не повадно было бракодельничать?

Надежда Головкова, председатель Московского общества защиты прав потребителей:

- Да кто же поедет в суд из-за буханки хлеба за 12 рублей, особенно если узнает, что лабораторное обследование стоит 2 тысячи рублей?

РГ | Что надо изменить, чтобы все без исключения - и малые пекарни, и крупные хлебозаводы - радовали москвичей вкусным, хорошо пропеченным хлебом, который долго не плесневеет и не крошится?

Головкова | Есть простой проверенный способ: рубль.У нас же смешные штрафы за нарушение санитарных норм и правил - от 1 до 30 МРОТ. Кого устрашишь ими? Легче заплатить такой штраф, чем переоснастить производство и четко соблюдать технологический процесс, от которого в большей мере зависит, какой получится хлеб. В Швеции, например, фирму, которая произвела некачественный хлеб, власти разорят до нитки и никогда в жизни больше не допустят до производства хлеба.

РГ | Бракоделы тогда, наверное, в Россию приедут.

Головкова | Не исключено, при нашей-то вольнице.

РГ | И маленькая пекарня, и большой хлебозавод должны нести равную ответственность за качество хлеба?

Косован | Именно так! Иначе скоро совсем исчезнет понятие "московского хлеба". Уже сейчас из почти 1500 тонн хлеба, в среднем потребляемого Москвой в сутки, 300 привозят Рязань, Владимир, Тула, Ярославль, Санкт-Петербург и вообще бог знает кто.

Дырка от бублика

РГ | А почему сузился ассортимент знаменитых московских хлебов? Куда исчезли, например, любимые жителями столицы ситник, плетенка, где искать лечебные хлеба?

Коваленко | Это, так сказать, уходящая натура. Хотя в принципе, ассортимент хлебных изделий в столице не сузился, старинные рецепты не утеряны, хлебозаводы, да и некоторые частные пекари сообща выпускают свыше 300 наименований на любой вкус. Но об этом мало кто знает, так как магазины зачастую просто не берут немассовые сорта хлеба.

РГ | Почему? Спрос-то есть!

Валерий Шатилов, начальник управления Департамента потребительского рынка и услуг города Москвы:

- Еще четыре года назад в Москве существовал ассортиментный перечень, который обязан был иметь каждый магазин. Утверждали его местные органы власти, управа в частности.

В итоге не было проблем с реализацией того же ситника или халы. Теперь руководитель торгового предприятия сам решает, какой хлеб иметь на прилавке, с кем из производителей заключать договор. Большинство магазинов отдают предпочтение массовым сортам исключительно из-за экономического расчета: тот же нарезной батон купят всегда - он дешевле.

Косован | Чтобы дать москвичам возможность увидеть, попробовать и купить все лучшее, что выпекается в городе, наш НИИ хлебопекарной промышленности загорелся идеей открыть Дом хлеба в Москве. Надеюсь, что идея найдет поддержку. Вот тогда горожане поймут разницу между хорошим и плохим хлебом.

Ведь до чего дошли? Москва была лучшей хлебной школой страны, а теперь хлебопеки едут учиться у пекарей Липецка, где высочайший уровень организации производства и управления. Там отрасль хлебопечения сконцентрирована в одно акционерное общество.

Людмила Шатнюк, руководитель лаборатории Института питания РАМН:

- Столичным хлебопекам придется расширять ассортимент хотя бы для того, чтобы не потерять покупателя.

По данным Института питания РАМН, москвичи едят сейчас хлеба все меньше - в среднем по 180 граммов хлеба в день, хотя суточная норма - 250 граммов.

Головкова | Я считаю, что надо возрождать традиции хорошего хлеба в Москве, а для начала хотя бы лечебного - должна помочь социальная реклама. Ведь многие горожане не знают, где купить в столице хлеб нужного им сорта.

Шатнюк | Согласна. Лишь больных диабетом, нуждающихся в особом хлебе, в столице более 350 тысяч. Нужен хлеб по специальной лечебной рецептуре и страдающим сердечно -сосудистыми заболеваниями, а этот недуг в столице лидирует.

РГ | Почему же тогда его выпускают всего один процент от общего количества?

Шатнюк | Нерентабельны диетические и лечебные хлебобулочные изделия. Потому и выпускают их только два предприятия. Чтобы производителей поддержать, нужны серьезные налоговые льготы.

РГ | А малые пекарни где? Им любая перестройка всегда легче дается.

Кацнельсон | У частного пекаря из-за высокой арендной платы доходы небольшие, а разнообразие сортов требует инвестиций. В ближайшие дни ко мне должны приехать потенциальные инвесторы по хлебопечению с Запада. Но прежде чем вкладывать деньги, инвесторы хотели бы посмотреть, где продается московский хлеб. Но это же целая проблема - найти в столице булочную! Ну, нет у малых пекарей фирменных магазинов.

РГ | Почему?

Кацнельсон | Отвечу анекдотом: съест-то он съест, да кто ж ему даст? Земля в Москве - дорогое удовольствие.

РГ | Но правительство Москвы постоянно декларирует поддержку малого бизнеса льготами, землей. Разве пекари не ощущают эту помощь?

Кацнельсон | За этот год, насколько я знаю, только одной новой пекарне в Москве выделили помещение: на Триумфальной площади у Маяковки. Эта обычная типовая пекарня с маленькой булочной. А таких в Москве должны быть сотни. Сейчас вопрос стоит даже не об увеличении, хотя бы не потерять то, что имеем. С нового года многие из пекарей могут лишиться своих производств, так как по федеральному закону ранее арендованные помещения будут выставлены на конкурс. Если в конкурсах не предусмотреть для малых производителей хлеба льгот - хотя бы для тех, кто успел хорошо себя зарекомендовать, то они просто канут в Лету. Нельзя не считаться с этим, говоря о хлебе как о социальном продукте.

РГ | Тем более что за последнее время число малых хлебопекарен в Москве и без того уменьшилось на треть?

Шатилов | Зато увеличилось количество торговых предприятий по продаже хлеба. Пять тысяч стационаров реализуют сегодня в Москве хлебобулочные изделия. И еще не забудьте 1200 хлебных автолавок.

Чья булка слаще?

РГ | Тем не менее проблема, где продавать хлеб в Москве, для производителя стоит остро?

Шатилов | Точно. Дальше будет еще сложнее: на хлебный рынок, скорее всего, скоро придут новые игроки. Сейчас основной конкурент хлебозаводам по ассортименту и качеству - пекарни при супермаркетах. Они ориентированы на более взыскательного и платежеспособного покупателя. А завтра придется конкурировать и с западными хлебниками. Их агенты уже подсчитали возможную прибыль от московского рынка, который они оценили в 250 миллионов долларов в год. Пока они еще присматриваются, но через год-два могут лишить наших прославленных, хорошо известных хлебопеков изрядной доли прибыли, если откроют здесь свои предприятия.

РГ | И как быть? Закрыть Москву для залетных хлебопеков?

Шатилов | Москва - открытый город, так что этот номер не пройдет, даже ради благого дела. Но если правительство РФ не создаст условий для того, чтобы отечественные пекарни и хлебопекарная промышленность могли возродиться, то довольно скоро будем кушать хлеб вкусный, хороший, в широчайшем ассортименте, но только чужой, западных производителей, да и по более высокой цене.

РГ | А может, всем добропорядочным хлебникам, которые ратуют за качественный хлеб, объединиться и сообща заняться саморегуляцией хлебного рынка? В других отраслях такие попытки предпринимаются.

Косован | Идея разумная. Но есть одно "но". Каждый производитель теперь собственник и пока из чувства самосохранения побаивается входить в холдинг. Это оказывается сильнее даже не вызова, а, я бы сказал, оскорбления для московских пекарей, которое они чувствуют, глядя, как москвичи предпочитают их хлебу завозной.

Головкова | Я считаю, что требуется четко выраженная политика государства в хлебном деле. Например, чтобы конкуренция была добросовестной, стартовые условия для всех хлебопеков нужно выравнять. Понятно же, что москвичи работают в более жестких условиях по сравнению с теми же рязанскими пекарями. А посему для поддержания московских хлебозаводов, которые медленно, но верно теряют свою землю и соответственно мощности, надо использовать такой важный рычаг, как госзаказ. Ведь хлеб в большом количестве закупают и школы, и вузы, и лечебные учреждения. Надо воспользоваться этим козырем.

/”Российская газета”, 19.12.2005/

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>