В ДУХЕ ТРАДИЦИЙ И ИСТОРИИ

<< предыдущая статья     оглавление 
В ДУХЕ ТРАДИЦИЙ И ИСТОРИИ

Нейлон, искусственная кожа, пластик в ХХ веке, казалось, навсегда завладели душами людей. Но память сердца сильнее. И вновь хлопок стоит дороже синтетики, а изделия ручной работы – дороже штамповки. Но это не радует мастеров. Высокая себестоимость изделий резко сократила их сбыт. Есть ли будущее у народного творчества, или рынок неумолимой конкуренцией одолеет кустарей?

За ответом на этот вопрос наш собкор Любовь ФЕДОРЕНКОВА обратилась к генеральному директору Центра развития народных художественных промыслов и ремесел Республики Татарстан, председателю Художественно-экспертного совета РТ по НХП, председателю Палаты ремесел РТ Нури МУСТАФАЕВУ.

- Нури Амдиевич, прежде всего, поясните, пожалуйста, что понимается под "народными художественными промыслами"?

- Вопрос актуальный. Действительно, многие считают изделиями народных художественных промыслов любую вещь, изготовленную вручную. Хотя это не так. Подлинно только то, что традиционно изготовлено в конкретной местности, где этот промысел зародился, и с соблюдением всех канонов, наработанных поколениями мастеров в процессе создания изделия. Не случайно большинство промыслов носит географическое обозначение. У всех на слуху фарфор из Гжели, жостовские подносы или наши, татарстанские, тюбетейки или узорная кожа. И кто бы ни пытался повторить, скопировать – не получается. Поскольку народные художественные промыслы и ремесла – не просто производство декоративных и утилитарных предметов, это – овеществленная память народа, отражающая его самобытность, сложную многовековую историю формирования и развития его культуры и мировоззрения.

- В повседневной суете, думаю, немногие осознают такую ценность симпатичных вещиц, приобретаемых чаще всего для подарка или украшения интерьера…

- И это – реальная проблема. Глобализация, охватившая мир, стирает не только границы, но и историческую память народов, ведет к культурной деградации, потере нравственных устоев. В большинстве стран Европы уже практически умерли местные промыслы и фольклор. Туристы уже не удивляются, когда на сувенирах из любой страны обнаруживают одну и ту же привычную надпись "Сделано в Китае".

- Нури Амдиевич, вы уже почти десять лет занимаетесь этой проблемой. Как складываются отношения народных промыслов и государства в России?

- Сделаем небольшой экскурс в историю. Народные промыслы, как вы понимаете, не только область народного творчества, до начала промышленного производства они просто обеспечивали повседневные потребности населения. Но уже в конце XIX века фабричное производство начало вытеснять с рынка ремесленников. Однако тогда правительство построило программу по их защите, оперевшись на местные власти — земства. Кустари получили помощь в сбыте продукции, налоговые льготы. Создавались музеи народных промыслов, а при них - мастерские и склады. С подачи земства кустарная мастерская могла получить заказ на изготовление товара для госнужд. Ярким событием стала Первая Всероссийская кустарно-промышленная выставка, прошедшая в 1902 году в Санкт-Петербурге. В ней участвовали мастера из 75 губерний и областей.

- Однако далее последовала череда войн и революций...

- Именно так. И если в первые годы советской власти кустарной промышленности и художественным промыслам уделялось большое внимание, то с завершением периода нэпа советская власть резко изменила отношение к любой частной собственности, а ремесленники, владеющие орудиями труда, а иногда и целыми мастерскими, попали как раз под эту категорию. Кустарное производство пришло в упадок и вернулось на средневековый уровень: мастера выполняли работы под частный заказ, причем это производство зачастую было нелегальным.

- Да, само слово "частник" ассоциировалось со словом "враг"… Но, надо полагать, легализация частной собственности в конце 80-х дала второе дыхание мастерам, сохранившим навыки и традиции предков?

- Все не так просто. Переход к рыночным отношениям в конце 80-х - начале 90-х годов прошлого века, с одной стороны, дал импульс к возрождению традиционных промыслов на законной основе, но, с другой стороны, осложнил их сбыт, так как открылись границы. Свободный рынок в бедствующей стране подорвал спрос на подлинные художественные изделия, заполнившись дешевой продукцией низкого художественного уровня и сувенирными подделками. Это привело к нерентабельности кустарного производства, что вынуждало мастеров искать иные способы заработка. Как следствие, начала утрачиваться преемственность народного мастерства, позволявшая передавать секреты традиционного искусства из поколения в поколение.

- В конце 90-х годов вы уже работали в правительстве Татарстана и непосредственно занимались решением этой проблемы в республике…

- Да, я возглавлял Департамент поддержки предпринимательства и из первых рук знал все, что происходило в этой сфере. Очень помогли принятые в конце 1999 года Федеральный закон "О народных художественных промыслах" и "Типовое положение о художественно-экспертном совете по народным промыслам". Опираясь на них, департамент при личной поддержке президента Татарстана Минтимера Шаймиева инициировал создание в республике уже в 2000 году Художественно-экспертного совета по народным художественным промыслам и вместе с его специалистами разработал в том же году "Программу сохранения, возрождения и развития народных художественных промыслов, декоративно-прикладного искусства в Республике Татарстан на период до 2006 года". В феврале 2002 года мы учредили Палату народных художественных промыслов и ремесел Республики Татарстан. В апреле 2003 года департамент был преобразован в Центр развития народных художественных промыслов и ремесел РТ. А в 2004 году Центром совместно с Советом и Палатой ремесел был разработан Закон Республики Татарстан "О народных художественных промыслах и ремеслах", который был принят Госсоветом в январе 2005 года. Причем этот Закон стал одним из первых среди регионов России и создал правовую основу для дальнейшего развития традиционных промыслов и ремесел в республике.

- Что дало построение инфраструктуры господдержки непосредственно мастерам и предприятиям, занимающимся народными промыслами?

- Да, может показаться, что речь идет о чиновничьих рокировках, создании новых "кресел". Но государство так устроено, что без определенных структур, наделенных полномочиями, невозможно влиять на те или иные процессы. Опыт Татарстана интересен тем, что все эти новообразования не повлекли за собой "размножения" чиновников. Как вы знаете, все эти три структуры возглавляю я, да и штат остался прежним, каким он был в департаменте. Вот задач и ответственности действительно стало значительно больше. Что касается отдачи от новой инфраструктуры, то вот всего пара цифр. Если в 2000 году первыми членами Палаты ремесел стали всего 45 мастеров, то сейчас в ней состоят около 320! Причем это реально работающие, талантливые творцы, чьи изделия мы с гордостью вывозим на международные выставки, а руководство республики преподносит в подарок самым высоким гостям и деловым партнерам.

- Нури Амдиевич, вы участвовали во встрече представителей народно-художественных промыслов России с депутатами Госдумы 14 декабря прошлого года. Во многих репортажах было особо отмечено ваше выступление, и Татарстан приводился в качестве примера разумной и результативной госполитики в сфере народных промыслов.

- Да, это так. Не скажу, что нам было легко и что все получалось сразу и идеально. Пришлось и "шишек" набить немало. Были, например, попытки излишней, как ни странно это может звучать, поддержки, когда мы попытались "посадить" мастеров на гарантированную зарплату. Однако мы быстро убедились, что им нужна не "рыба, а удочка"! Рынок и трудности, связанные с ним, истинно талантливых людей закаляют, рождают здоровый азарт и желание создать нечто столь качественное и красивое, что способно поразить воображение и стать подлинным произведением искусства.

- И что же вы понимаете под "удочкой"?

- Начну с того, что для начала надо сертифицировать самого работника, разумеется, проанализировав качество его работ. И если он достоин в соответствии с разработанным нами Положением, звания Мастер, то получает право на разнообразную поддержку, например, бесплатное участие в выставках-продажах, льготную аренду, помощь в обеспечении сырьем для производства. Уже в 2000 году мы добились открытия на базе Казанского художественного училища отделения народных художественных промыслов и декоративно-прикладного искусства, а в Казанском госуниверситете культуры и искусства - факультета декоративно-прикладного искусства и Национального института искусств. У желающих трудиться в этой сфере теперь есть возможность получить соответствующее образование. Хороший, и бесплатный, способ популяризации своих изделий для мастеров – наш сайт в Интернете. Его адрес: www.remesla-rt.ru.

- Вы упомянули участие в международных выставках. Но ведь это дело не дешевое…

- Разумеется. Но это и самый эффективный метод показать миру зрелость нации, высокий уровень ее культуры. Наши стенды во Франции и Португалии, Италии, Германии, Румынии и других странах вызывали не только понятное восхищение работами мастеров, но и желание узнать больше о самой республике, начать с нами сотрудничество в самых разных сферах не только искусства, но и науки, техники, экономики.

- Татарстан ощутил повышение интереса к себе и через оживление туризма. Практически во всех торговых точках сейчас есть выбор самобытных сувениров. Это насыщение произошло буквально на глазах, за последние 3 - 4 года, и ваша заслуга здесь очевидна. Подскажите, какие из сувениров являются исконно местными народными художественными промыслами?

- У нас много старинных традиционных ремесел. Это и керамика, и резьба по дереву, и золотное шитье, и кузнечное дело, и так далее. Из относительно недавних, но очень востребованных, отмечу изготовление кукол, лоскутное шитье, лозоплетение и другие. Но, безусловно, самыми исконными, своеобразными брендами Республики Татарстан являются тюбетейки и кожаная мозаика. Особо отмечу кожаную мозаику, или, иначе, узорную кожу. Уникальный способ превращения соединительного шва на коже в декоративный сделал еще в Средние века татарские ичиги, то есть сапоги, самой высоко ценимой, престижной обувью. Сейчас с использованием этого способа изготавливают тапочки и жилеты, диванные подушки и очечники и много других утилитарных или декоративных, но всегда неповторимых вещей.

- Вы так поэтично, увлеченно рассказываете о народных промыслах, что возникает желание увидеть и сам процесс работы мастера…

- Моя мечта и одна из задач новой Программы, которую мы сейчас разрабатываем на срок до 2010 года, - это создание Города мастеров, который позволит мастерам получить новые мастерские, а жителям и гостям Казани в рамках единого комплекса не только увидеть процесс создания уникальных изделий, но и поучаствовать в нем. Очень надеюсь, что кабинет министров, который всегда оказывает всю необходимую помощь народным промыслам республики, поддержит и этот проект.

Можно было бы много говорить о важности наших проектов для поднятия культурного уровня граждан и, в первую очередь, молодого поколения. Но не буду, ведь это – очевидные вещи. Замечу только, что для многонациональной Республики Татарстан разнообразие народного творчества, ремесел – не только бесценное наследие. Это уникальное преимущество. В современном мире, наполненном конфликтами, уже сложился имидж Татарстана как особого региона, где мирное сосуществование наций и народностей способствует реальному ускоренному развитию всех сфер экономической и социальной жизни республики. Сохранить и развить это преимущество - наша прямая задача.

- Нури Амдиевич, спасибо за глубокий и интересный рассказ. Желаем вам новых успехов!

<< предыдущая статья     оглавление