ВЛАДИМИР ФИДЕЛЬ: "Я ПРОСТО ЗАНИМАЮСЬ СВОИМ ДЕЛОМ"

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
ВЛАДИМИР ФИДЕЛЬ: "Я ПРОСТО ЗАНИМАЮСЬ СВОИМ ДЕЛОМ"

    

    Фидель Владимир Рувимович, родился 3 мая 1948 года в Москве. Окончил Полиграфический институт (сейчас Университет печати), затем МИРЭА. В 1991 году основал издательскую фирму "Унисерв".

    

     Пространство и простор

     Начало моей предпринимательской деятельности, наверное, как и у многих в то время, было довольно курьезным. С 1982 года я работал заместителем начальника вычислительного центра  1-й Образцовой типографии -  ведущего полиграфического предприятия Советского Союза. Там, имея за плечами два образования - полиграфическое и МИРЭА, - мне, как говорится,  удалось объединить "пространство и простор". Но в конце 1991 года началось общее сокращение, под которое мог попасть либо я, либо мой коллега - заместитель по техническому обеспечению. Будучи моложе, я подумал, что в отличие от него смогу найти себе работу и решил уйти сам.

     Как раз тогда  мне позвонил приятель, который перешел с госслужбы в некую полумифическую организацию – Агентство по культурной, спортивной и коммерческой работе – и предложил мне работать там.  Тогда был дефицит с полиграфическими мощностями, с бумагой и т.д., а я мог решать эти проблемы, используя свои старые связи. Проработав три с половиной месяца, я понял, что такое занятие мне совсем не интересно и абсолютно бесперспективно. Еще раньше -  24 декабря 1991 года - официально зарегистрировал индивидуальное частное предприятие.

     Оно занялось тем направлением, которым я руководил в 1-й Образцовой – прикладным  программированием. Полиграфия, конечно, тоже присутствовала, но она стояла на втором плане. Поэтому весь первый год своей деятельности мы внедряли программные разработки, которые я и мои коллеги вели еще в период работы в типографии.

    

     Кузница кадров

     Первую издательскую лицензию мы получили в конце 1992 года. Своего оборудования тогда еще не было, специалистов ни по дизайну, ни по верстке днем с огнем не сыскать, поэтому первое время мы жили за счет того, что принимали заказы и размещали их на полиграфических базах, получая определенные деньги за сопровождение.

     Со временем появились какие-то средства, мы закупали оборудование, искали и находили нужных специалистов.  У нас была своеобразная кузница кадров. Набирали молодых ребят, которые за 3 - 4 года становились классными специалистами. Но, дойдя до определенного уровня зарплаты, переступить который не позволяли наши обороты, они уходили в другие, более крупные фирмы.  Со всеми мы расставались очень по-доброму, со многими поддерживаем отношения, ведь они понимают, что именно здесь встали на ноги.

     Вообще, у нас все достаточно определенно – мы занимаемся издательско-полиграфической деятельностью.  Сами создаем издательские проекты, начиная от идеи, дизайна и заканчивая тиражом,  выполняем сторонние заказы.

      Если говорить о своих проектах, то в этом году мы завершаем серию из пяти книг по полиграфии, которую начали выпускать в 1998 году. Это учебник для студентов полиграфических вузов, колледжей, факультетов дизайна и т.д., охватывающий различные области полиграфического технологического процесса. Последняя книга серии, написанная в соавторстве с моим давним другом и коллегой Стефаном Стефановым, так и называется - "Полиграфия как сумма технологий". В конце 1990-х выпустили серию из пяти альбомов по искусству: Дюрер, Брейгель, Рафаэль, Босх, старые нидерландские и немецкие мастера.

        Уже почти 11 лет мы издаем единственный в России журнал детской русской классики "Детское чтение для сердца и разума". Издаем без рекламы, без спонсоров  и с радостью видим, что  интерес к родной литературе в нашей стране просыпается, хотя в большей степени на периферии.

    

     Как все, да не как все

     Были у нас и вполне конкретные провалы. Полиграфия отчасти относится к рекламе, а реклама живет и развивается тогда, когда ситуация стабильна и люди готовы вкладывать деньги. Но в 1990-е годы, когда не было никакой стабильности, довольно часто случалось так, что в основной деятельности вдруг наступал ступор. И тогда в надежде заработать "быстрые" деньги я брался за весьма авантюрные проекты, многие из которых если и не были убыточными, то оканчивались ничем, а какие-то действительно приносили прибыль. Ведь тогда, в эпоху всеобщего дефицита, чтобы заработать, достаточно было иметь хороших знакомых на каком-либо заводе, производящем этот самый дефицит.

     Вообще, если говорить об отрасли в целом, то можно выделить два направления, которые очень тесно между собой переплетаются, – это оборудование и кадры. Если в 1990-х годах полиграфических мощностей было намного меньше, чем заказов, и заказчики, готовые заплатить любые деньги, выстраивались в очередь, то сегодня ситуация изменилась с точностью до наоборот. Однако вследствие заблуждения, что полиграфия остается высокоприбыльной отраслью, многие компании закупают оборудование, а потом думают, как бы его загрузить? В итоге мощности простаивают, а специалисты, не имея работы и соответственно оплаты, уходят. При этом количество специалистов достаточно конкретно и ограниченно. Институты готовят инженеров, но, пока они приобретут необходимый опыт, как и в любой другойотрасли, проходит время. А подготовить высококлассного печатника не менее долго и сложно.

     Кроме того, возникают серьезные сложности с помещением, поскольку полиграфическое производство связано с химией. Абсолютное большинство полиграфических предприятий, в частности их производственные цеха, расположены на окраинах. У нас же несколько другая ситуация, поскольку все наше оборудование цифровое. То есть весь полиграфический цикл в одном месте, что позволяет выполнять заказы быстро и качественно, хотя и в несколько ином диапазоне тиражей.

    

     Будем жить

     Сегодня, если подводить какие-то микроитоги,  можно сказать, что мы, конечно, развиваемся, но достаточно своеобразно. Из тех, кто начинал вместе с нами, большинство прекратили свое существование, а какое-то количество выросли в крупные предприятия. Мы же растем медленно, по ступенькам. С каждым годом докупаем оборудование, наращиваем обороты, но таких, как мы, почти не осталось. Многие из тех, с кем мы давно не общались, даже удивляются, как мы до сих пор живы? А живы мы по нескольким причинам.

     За все время своего существования мы не потеряли ни одного из наших постоянных заказчиков. С кем-то из них с самого начала были личные, приятельские и даже дружеские отношения. С кем-то - установились в процессе работы, когда мы своей деятельностью доказывали свою надежность. На двери одного из наших первых офисов была вывеска с надписью: "Мы гарантируем вам только две вещи – качество и сроки". И это действительно так, поэтому многие из тех, кто обращается к нам впервые с просьбой изготовить, например, сотню визитных карточек, становятся впоследствии постоянными и достаточно стабильными заказчиками.

    

     Открывая новые горизонты

     Почему я выбрал полиграфию? Я знаю, что это - мое дело. Мне интересно заниматься той профессией, которую я когда-то получил и которая сегодня, в эпоху новых технологий, нового оборудования, меняется точно так же, как и все другие профессии.

         Если раньше, чтобы сделать оригинал-макет какого-то плаката или буклета, приходилось выклеивать его, потом снимать фотоспособом, используя множество светофильтров и, вообще, тратить много времени и усилий, то сейчас при помощи компьютера можно в присутствии заказчика создать  высококачественный продукт.

     Вполне естественно, что со временем меняются подходы, меняется мышление, и многим представителям моего поколения очень трудно принимать эти перемены. Мне же, наоборот, интересно меняться, пробовать, искать и находить.

Виталий Сорокин

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>