«КАК БУДТО В СТЕНУ БЬЕШЬСЯ!»

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>
«КАК БУДТО В СТЕНУ БЬЕШЬСЯ!»

 

Предприниматель, пожелавший остаться неизвестным:

– С чего же началась эта история, деморализовавшая работу нашей фирмы и помешавшая нам открыть филиал в другом городе? Думаю, с того момента, когда мы только начали регистрировать наше ООО – в далеком 2001 году. Заполнили все документы, как полагается, но в налоговой инспекции, когда нас регистрировали, сделали сразу три опечатки (как позже выяснилось, в тот день у них во всех документах вместо одной цифры печаталась другая, и, к несчастью, у нас во всех этих трех номерах злополучная цифра присутствовала) – в уставном капитале, в юридическом адресе и в паспортных данных гендиректора. Именно в таком виде нас и внесли в реестр ЕГРЮ. Так мы поневоле стали «фирмой-мошенницей». Нас зарегистрировали, и мы не стали перепроверять документы до тех пор, пока не решили открыть магазин во Владимире.

Тамошний банк запросил все наши документы, чтобы проверить уставные документы. После этой проверки он решил не открывать нам расчетный счет и не стал регистрировать нас во Владимире.

Мы подали заявление в 46-ю налоговую инспекцию о внесении изменений в ЕГРЮ по трем пунктам. Налоговая тут же сказала нам, что мы сами виноваты, что надо было сразу проверять и смотреть, а они «тоже люди и могут делать ошибки». Есть еще 23-я налоговая, к которой мы прикреплены. Туда-то мы и решили обратиться. Указали все причины, написали заявление, ему присвоили номер. А через месяц, когда мы поинтересовались ходом дела, нам сказали, что 23-я такими вопросами не занимается, и вновь направили нас в 46-ю. Причем очень хотелось бы знать, отчего же они не могли нам сказать сразу, а тянули целый месяц?

Никакого письменного ответа мы не получили. Нам приходилось самим отслеживать судьбы наших писем и заявлений. Хотя мы их все писали как положено, двумя экземплярами, хотя им всем присваивались номера и на них ставились штампы, что они приняты,  это все равно не помогало. А ведь их все вносят в базу данных и им всем присваивают номера! Еще мы узнали за время наших мытарств удивительную вещь – письмо могут потерять! Звонишь, к примеру, утром начальнику, а он говорит, что надо найти письмо и что пока он его не найдет – ничего сказать не сможет по поводу нашего дела.  А иногда говорят: найти письмо может секретарь, ее сейчас нет, звоните через неделю.

Единственный раз за все время наших мучений мы столкнулись с пониманием: когда женщина (жаль, не знаю ее имени) из 23-й налоговой объяснила нам, что они такими делами не занимаются. Тогда, кстати, вот еще какие препятствия возникли: мы отправили курьера с документами. И – полгода молчания. У нас есть шесть номеров их телефонов – ни по одному ни разу за полгода не удалось дозвониться. Поехали сами. И услышали удивительную вещь: оказывается, если гендиректор лично сдает документы, то ему отвечают в течение трех месяцев, а вот если эти же документы сдает курьер, то ответ, по идее, должны прислать по почте. Но никто нам  никакого ответа по почте не присылал.  Обидно, что нам не дают официального ответа. Полнейшее игнорирование. В других службах хоть объясняют, что мы сделали не так, и подсказывают, что нужно исправлять. В 46-й же налоговой все глухо, как будто в стену бьешься!

 

Записала Юлия Баранова

 

<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>