Деловая пресса

Главная

О проекте

Партнеры

Рассылка

Свидетельства СМИ

Реклама

Контакты

Публикации

Разместить информацию
Портал электронных
средств массовой информации
для предпринимателей


Поиск
Расширенный поиск


ЭЛЕКТРОННЫЕ ИЗДАНИЯ


Бизнес за рубежом



Новости электронной коммерции



Российские политические портреты



Новости малого бизнеса



Вести Отечества



Новости Cистемы ММЦ



Внешнеэкономическое обозрение



Россия выбирает



Торговая неделя



Москва: мэр и бизнес



Новые технологии



Налоги и бизнес



Бизнес и криминал



Деловая Москва



Лизинг Ревю



Маркетинг и практика предпринимательства





Бизнес для всех

  номер 24 (496) от 28.06.2005 Архив


<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>


КОНТРАФАКТ: ЭКОНОМИКА, КРИМИНАЛ, ПРАВО


"Круглый стол" РАРМП и газеты "Бизнес для всех"

Обсуждение проблем контрафакта за "круглым столом"выявило несколько парадоксальных моментов. Во-первых, что выпуск продукции, наносящей ущерб потребителю, - не обязательно контрафакт. Во-вторых, оказалось, что в обществе многие относятся к контрафакту достаточно снисходительно, поскольку он позволяет с небольшими затратами приобрести на рынке престижные вещи, которые для многих недоступны по цене в магазинах, торгующих лицензионной продукцией. В-третьих, контрафакт всегда связан с кражей интеллектуальной собственности, со злостным мошенничеством, с коррупцией в обществе. Общий вывод: гидра "многоглавна", но бороться с нею можно, важно только четко выработать методы борьбы. И не обязательно все отдавать на откуп правоохранительным органам.

Почему мошенникам вольготно жить в России

Елена ЕМЕЛЬЯНОВА, президент Международной ассоциации "Система ММЦ": Возможно, вы не согласитесь с моей точкой зрения, но, с одной стороны, существует проблема защиты интеллектуальной собственности, проблемы "серого" или "черного" бизнеса, неуплаты налогов и просто некачественной продукции, угрожающей жизни и здоровью людей. С этим, конечно, надо бороться. Проблема контрафакта существует во многих странах мира. Просто у нас в силу то ли противоречивости, то ли отсутствия каких-то законодательных актов контрафакт расцвел пышным цветом. Но, с другой стороны, наличие контрафакта связано и с проблемой покупательного спроса, который будет не столь велик, если уплачены все налоги за товары, прошедшие через таможню; можно работать полностью "вбелую" и заложить в конечную цену для покупателя все те затраты, которые приходится нести, в том числе и по соблюдению авторских прав, и по другим обстоятельствам. Так что может получиться, что эту продукцию некому будет покупать. Особенно если речь идет о депрессивных районах. Мне кажется, решение проблемы в том, чтобы последовательно находить такие экономические рычаги, которые, с одной стороны, могли бы постепенно вытеснять с рынка контрафактную продукцию, а, с другой, - проводить гуманитарно-воспитательную работу среди населения. И, наконец, нужно создавать такую законодательную базу, которая не оставляла бы лазеек для контрафакта. Возможно, следует в ряде случаев пересмотреть экспортные пошлины. Вот мы много говорим о том, что надо создавать "технологические коридоры", кластеры, особые экономические зоны и т.д. Но мировой опыт показывает, что в таких зонах существуют специальные системы налогообложения, которые позволяют ввозить высокотехнологичное оборудование без пошлин, предоставляются "налоговые каникулы" для инновационных фирм, создающих новые продукты, не обремененные избыточными налогами.

Валерий РОМАНЮК, главный редактор газеты "Бизнес для всех": Перед началом заседания "круглого стола" мы связались с региональными объединениями предпринимателей и попросили высказаться по данной проблеме. Общий вывод звучит довольно парадоксально: в России отношение к контрафакту весьма снисходительное, что и создает условия для его роста. К примеру, во Владивостоке обнаружено производство дисков, в том числе с детской порнографией. Большой новости тут не было - даже не заведено уголовное дело. Из Челябинска сообщают: здесь закупили сантехнику с маркировкой итальянского производителя. Но оказалось, что приборы не работают - были затоплены три дома. Но уголовного дела и здесь не возбудили - не оказалось законодательных оснований. И вот почему. Еще в 2003 г. в Уголовном кодексе отменена статья 200 "Обман потребителя", которая позволяла привлечь к ответственности производителей контрафактной продукции. Теперь в УК этой статьи нет, и творцам контрафакта стало вольготней жить. Думаю, каждый участник "круглого стола" может привести такого рода факты. Но есть ощущение, что в России не ведется всерьез борьба с контрафактом. И нужно хотя бы начинать ее, возможно, начинать с создания соответствующего общественного мнения вокруг этого негативного явления.

Алексей ЯКУШЕВ, вице-президент Национального фонда поддержки МСП, член совета директоров ЗАО "Акмотерра": Мы можем ставить вопрос о борьбе с контрафактом как угодно резко, но что из этого? Всякое явление, в том числе и негативное, существует только в том случае, если у кого-то сохраняется в нем потребность. А если несмотря на все заявления о мерах борьбы с контрафактом он продолжает процветать, значит это кому-то нужно. И не только, скажем, каким-то теневым группировкам, но и обществу в целом. И чтобы вести борьбу с этим злом, нужно рассматривать явление в комплексе. Вопрос, который тут затронула Елена Емельянова: многие продукты, если бы они не были контрафактными, вообще не дошли бы до потребителя. То, что под видом контрафакта на рынок поставляется некачественный продукт, по сути контрафактом не является. Даже такое преступное деяние, как распространение детской порнографии. Да, это "черный бизнес", как и торговля наркотиками, но это - другое явление. Контрафакт - это производство продукции, тиражирование и использование без ведома владельца его торговой марки, наработанного имиджа, деловой репутации, интеллектуальной собственности. Если создается продукция, наносящая прямой ущерб потребителю, - это еще не контрафакт. Я бы свел проблему борьбы с контрафактом к более деликатной сфере, в которой нам не все ясно. Почему контрафакт у нас процветает и почему отношение общества к контрафакту достаточно снисходительное. Я имею в виду прежде всего контрафакт в сфере интеллектуальной собственности. Люди понимают, что если бы не было контрафакта, многие престижные вещи были бы для них недоступными по цене. С другой стороны, они хотят хотя бы внешне не уступать тем, кто такими товарами владеет - это продукция "раскрученных" марок (джинсы, часы, украшения и др.). Спрос при этом всегда стимулирует предложение. А всеядность контрафакта такова, что, ставя вопрос о его преодолении, следует посмотреть, насколько эта интеллектуальная собственность сама чиста от контрафакта. И с чем конкретно следует бороться. Являются ли борьбой с контрафактом акции, когда бульдозерами давят контрафактные диски, на которых записаны безобидные римейки. Полагаю, в контрафакте присутствуют не только отрицательные моменты. Мы вправе ставить вопрос и в такой плоскости: что мы можем предложить потребителю кроме избавления от полицейских санкций, если он откажется от контрафакта. Корень проблемы, мне кажется, в этом.

Вопрос: Может быть, решение проблемы в том, чтобы легализовать контрафактные производства, придать им какой-то статус легального производства?

А.Якушев: Легализовать воровство авторских прав? Сделать это вот так - открыто нельзя. С другой стороны, нельзя не замечать и того, что контрафакт является эффективным средством продвижения на рынке интеллектуального продукта. В этом вопросе приходится проходить между сциллой и харибдой. Да, надо отсечь всю "чернуху", но остается и какой-то позитив.

Е.Емельянова: Я думаю, контрафакт существует еще потому, что существует коррупция, и с нею у нас не очень-то активно борются.

А.Якушев: Коррупция - это еще одна проблема. Она открывает путь не только к качественному продукту, при том являющемуся контрафактом, но и к таким вредным вещам, как наркотики.

Е.Емельянова: Это как в анекдоте, когда мышки плакали и кололись, но продолжали есть кактус.

Виктор ВОЛКОВ, председатель Комитета Мосгордумы по предпринимательству: Контрафакт процветает в России настолько пышным цветом, что мы рискуем не попасть по этой причине в ВТО. Причем, если прежде мы получали контрафакт из-за рубежа, сейчас научились успешно делать его сами. И все эти "бренды" сегодня успешно строчат в Подольске и Мытищах. Что с этим явлением делать?

Не нож бульдозера,
а экономический рычаг

Сергей КОЛЕСНИЧЕНКО, гендиректор ООО "Руинтернет": Исходя из моего опыта общения с людьми, живущими в Западной Европе и Америке, контрафакт есть везде. Но если "у них" контрафактная продукция используется частным порядком, в личном потреблении, "у нас" 99% всех фирм используют исключительно контрафакт - ведь он гораздо дешевле. На рынке всегда есть выбор: можно купить контрафактное программное обеспечение за 100 рублей, а можно лицензионное - за 4-5 тысяч рублей. Ничем не рискуя, потребитель скорее всего предпочтет контрафакт. Все это совершенно открыто продается на Митинском рынке. Можно использовать бульдозер как средство борьбы - об этом говорил Алексей Якушев, но что это даст? Я сам присутствовал при закрытии такой палатки. Контрафактный товар лежал на всех других прилавках, но никто не высказал претензий по этому поводу. Я думаю, пока у нас не станут наказывать за использование нелицензионного программного обеспечения, все так и будет продолжаться. И общественное мнение, мне кажется, тут ни при чем.

Виктор Волков: А я все-таки считаю, что мы можем создать такое общественное мнение вокруг контрафакта, что он станет нетерпимо восприниматься обществом. Не надо уставать повторять, что контрафакт - это ворованный продукт и относиться к нему соответственно.

С.Колесниченко: Проблема в том, что даже в центре Москвы, не говоря уже о других городах, можно совершенно открыто купить контрафактные изделия. Даже с чеком! С гарантией! Какие-то меры против этого надо принимать.

Виктор Волков: Неужели только бульдозер? Или ужесточить проверки?

Реплика с места: Возможно, следует развивать легальные лицензионные производства с тем, чтоб они и по цене могли бы составить конкуренцию контрафакту. Это будет рыночным решением проблемы.

А.Якушев: В программном обеспечении не все сводится к цене. Но и она играет существенную роль, когда на том же Митинском рынке любой продукт стоит 100 рублей. Контрафакт, безусловно, возьмет верх в конкуренции. Тем более что с ним никто всерьез не борется. Победить контрафакт в принципе невозможно - всегда найдутся потребители. Но действительно серьезный вред от контрафакта наступает тогда, когда он используется в чисто коммерческих целях. И вот что прискорбно: проверки, устраиваемые на фирмах, касаются чего угодно - бухучета, аренды помещений, но никак не лицензионности программного обеспечения. Вот прошла информация: "Микрософт" с кем-то судился. Такие факты единичны.

Виктор Волков: Я готовил законопроект о борьбе с контрафактом. Много было положительных отзывов, но законопроект так и не был принят, как будто мы и не собираемся вступать в ВТО. Возможно, проблему контрафакта следует решать через общественные объединения предпринимателей. Бороться с этим злом административными мерами бессмысленно. С другой стороны, есть, вероятно, механизмы, которые позволяют успешно противостоять контрафакту. К примеру, когда выходили "Сибирский цирюльник" и "Турецкий гамбит", контрафакта не было вовсе - значит бороться с этим, подключив определенные структуры, вполне возможно.

Реплика с места: У нас обычно все получается, когда мы хотим, чтоб получилось, и не получается, когда хотим, чтоб не получилось. Вот такой парадокс!

Вячеслав ВОЛКОВ, зампред Комитета по интеллектуальной собственности МАП: Когда к вам приходят с проверкой и проверяют лицензионность продукции, можно потребовать заявления от владельца интеллектуальной собственности. Если реально появился на рынке контрафакт - по этому поводу следует заявить и с этого начинать борьбу. В России, по-моему, неплохие законы, но у нас слабая правоприменительная практика. Дела по поводу контрафакта возбуждаются крайне редко. У нас вообще слабое законодательство в плане наказания за неисполнение законов. Должны нести ответственность чиновники за то, что не возбуждаются уголовные дела, к примеру, в ситуациях, когда тормозятся грузы на таможне. На Западе, если появился контрафакт на таможне, он тут же будет арестован, а чиновнику, не возбудившему уголовное дело, мало не покажется. А нашему чиновнику что будет? Да ничего! А должны быть приняты законы, которые не позволяли бы оставлять без последствий такие факты. Невозбуждение уголовного дела также должно наказываться, поскольку не осуществляется охрана прав владельца интеллектуальной собственности. Не надо думать, что вот мы тут сидим, а правоохранительные органы ловят творцов контрафакта. Они ловят воров - по заявлению, что кого-то обокрали. И правильно делают. Но это только одна сторона. Вторая состоит в том, чтобы воздействовать на контрафакт ценовым регулированием. Чтобы не появлялись на рынке произвольные цены. В США исходят из прибыльности изделия: прибыль ограничивается у какого-то предела - и дальше резко возрастают налоги.

Марина МАСКАЕВА, советник отдела регулирования предпринимательской деятельности, конкуренции и рекламы Департамента государственного регулирования в экономике Минэкономразвития России: На самом деле государство не пытается отстраниться от всех этих проблем, а напротив, активно стремится их решать. Для этих целей создана специальная Правительственная комиссия по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности. Государством проделана большая комплексная работа по реформированию законодательства в области интеллектуальной собственности, но вместе с тем, по нашему мнению, работа над его совершенствованием должна быть продолжена. На сегодняшний день актуальны такие вопросы, как необходимость усовершенствования нормативно-правового регулирования порядка проведения экспертизы товара с целью определения контрафактной и фальсифицированной продукции, а также порядка утилизации и переработки конфискованного контрафактного и фальсифицированного товара.

По поводу антикоррупционной политики: мы предлагаем разработать ряд антикоррупционных мер в сфере борьбы с нарушениями прав интеллектуальной собственности. И считаем, что к разработке указанных мер целесообразно привлечь объединения предпринимателей, которые активно выступают в защиту авторских прав и используют собственные меры борьбы с пиратством. Работа таких объединений весьма эффективна. Приведу такой пример. Некоммерческая ассоциация “Русский щит”, объединяющая более двух десятков фирм - производителей программного обеспечения самого различного направления самостоятельно занимается защитой разработок членов ассоциации. И делает это достаточно эффективно. Когда она только создавалась, 98% программ, принадлежащих членам ассоциации, разворовывались. В настоящий момент эта цифра снизилось до 30%. Хочу сказать, что роль бизнеса в формировании государственной политики сегодня особенного важна, поэтому Минэкономразвития России предлагает предпринимателям сотрудничество в рамках Экспертного совета по торговле и бытовым услугам, созданном как раз для налаживания диалога бизнеса и власти.

Я бы призвала предпринимателей не оставаться в стороне от обсуждаемых нами сегодня проблем, не рассчитывать, что все проблемы с интеллектуальным пиратством будут решены правоохранительными органами или административным путем, а активно подключаться к борьбе с контрафактом.

Виктор Волков: Из вашего ведомства выходят наиболее креативные инициативы. Но их судьба различна. К примеру, в нормативной базе не прописана уголовная ответственность за изготовление и реализацию контрафактной продукции - этого нет ни в Уголовном, ни в Административном кодексах. Я думаю, за прямое нарушение закона должна быть предусмотрена прямая мера ответственности.

Ирина Рукина, председатель Комиссии Мосгордумы по экономической политике: Я участвовала в слушаниях в Госдуме РФ по контрафакту. МЭРТ представило серию законодательных актов с поправками в УК и Административный кодекс. Впервые появились понятия фальсифицированных лекарственных средств. Без действенных законов борьба с контрафактом будет затруднена. Но я не слышала, чтобы эти поправки вносились в Госдуму и принимались там. Скорее пройдет поправка о том, чтобы дела о мошенничестве вводились под юрисдикцию мировых судей.

Виктор Волков: Нужно менять само отношение к контрафакту. Важно четко понимать: контрафакт - это ВОРОВСТВО интеллектуальной продукции. Только имея прямые определения этого явления и прямую ответственность, мы сможем сформулировать общественное мнение по поводу контрафакта как изготовление и сбыт краденого. По поводу наркотиков общественное мнение сформировано, а в отношении контрафакта нет. Конечно, недопустимо, когда весь рынок торгует контрафактом, и все закрывают на это глаза.

И.Рукина: К одному нашему депутату пришел молодой милиционер и рассказал: его попросили сделать контрольную закупку на рынке аудио- и видеопродукции в Митино. Целью было - выявить контрафакт и завести уголовное дело. Но прокурор завел уголовное дело на него самого, заявив, что он лезет не в свое дело.

Виктор Волков: Если борьбу с контрафактом мы доверим милиции, поверьте, мы об этом скоро пожалеем. Получим то, что денежные потоки будут перенацелены от коррупции чиновников к коррупции правоохранительных органов.

От контрафакта -
к организованной преступности

Юрий НОСЕНКО, генеральный директор ЗАО "ИНФОКОН": Компания, которую я возглавляю, является единственной в России консалтинговой фирмой, которая занимается борьбой с контрафактом. В Париже есть Агентство, учрежденное Международной торгово-промышленной палатой, задача которого - противодействие международной преступности в сфере коммерции. Членами этого Агентства являются по две компании от каждой страны - юридическая и консалтинговая. Нашу страну там представляет юридическая фирма "Городецкие партнеры" и наша "ИНФОКОН". Я не разделяю взгляда, согласно которому контрафакт, якобы, явление "неоднозначное". "Контрафакт" в переводе на русский язык означает "подделка". В Уголовном же кодексе есть статья, которая предусматривает наказание за незаконное присвоение прав производителя. Поэтому я считаю, что к контрафакту надо относиться как к явлению, которому не должно быть места на цивилизованном рынке. Но тем не менее даже производители - владельцы брендов не всегда одинаково относятся к незаконному тиражированию своей продукции или ее подделке. Например, на последней международной конференции, которую мы проводили, юрист компании "Микрософт" заявил, что они к подделке своей продукции относятся вполне терпимо, так как рассматривают это как бесплатную рекламу. Но большинство других компаний, которые несут большие потери от подделки своей продукции, ищут защиты от пиратства и сами по возможности ведут борьбу с ним. Самое значимое направление борьбы с этим злом - противодействие подделке продуктов питания и лекарств, так как распространение поддельных продуктов и лекарств оборачивается не просто потерей покупателями денег, а вредом для их здоровья. Основным каналом реализации контрафактной продукции являются рынки. Супермаркеты дорожат своей репутацией, поэтому они обычно содержат собственные отделы сертификации и берут продукцию для продажи только у производителей непосредственно. Вся работа по борьбе с контрафактом в каждом конкретном случае начинается с выявления его производителя. Это не просто, но бывает еще сложнее привлечь его к ответственности, во-первых, потому, что на наши рынки выбрасывается поддельная продукция, произведенная не только в России, но и за рубежом, а, во-вторых, потому, что правоприменение у нас является большой проблемой. Без помощи милиции здесь никак не обойтись. Но в том и дело, что милиция практически не в силах этим заниматься. Не так давно, например, в ГУВД Москвы был создан специальный 11-й отдел по борьбе с контрафактной деятельностью, но он до сих пор остается неукомплектованным и не имеет средств для своей работы. В этом деле есть интересный опыт Москвы. Несколько лет назад при Правительстве столицы была создана комиссия во главе с вице-мэром В.Шанцевым по борьбе с мошенничеством в коммерческой деятельности и контрафактом. В нее вошли представители контрольных органов, правоохранительных структур и общественных организаций. Комиссия сосредоточила свою работу прежде всего на борьбе с производством и торговлей "паленой" водкой и добилась здесь хороших результатов - этого зелья сейчас в Москве практически не встретишь.

В.Романюк: В вашей практике были случаи активного противодействия производителей контрафактной продукции органам правопорядка? Вопрос возник вот по какому поводу. Недавно нам в редакцию из Владивостока сообщили о таком случае. Местное антипиратское общество добилось закрытия одного контрафактного производства. Хозяева его, в ответ, надеясь запугать, просто избили председателя этого общества, он попал в госпиталь. Нападавшие объяснили предпринимателю, что бьют его за противодействие контрафакту.

Ю.Носенко: Это уже организованная преступная деятельность. Она очень часто сопровождает производство и реализацию контрафактной продукции. Этим занимаются крупные преступные сети, которые охватывают многие страны. Обороты у них гигантские, поэтому и бороться с ними крайне тяжело. Например, в США доходы производителей контрафактной видео- и аудиопродукции превышают объем экспорта сельскохозяйственной продукции. Я считаю, что полностью контрафакт искоренить не удастся никогда. Как не удается человечеству победить проституцию - слишком большую норму прибыли обеспечивают эти виды деятельности.

Сергей ЛЕБЕДЕВ, начальник Управления - Центра по координации контрольной деятельности на территории Москвы: Департамент поддержки и развития малого предпринимательства поддерживает и развивает легитимный бизнес в рамках действующего законодательства. Но, я думаю, мы должны видеть, какие существуют условия, что осуществляется законно, а что является нелегальным бизнесом, как это происходит при производстве контрафактной продукции, и реальную экономическую ситуацию выстраивать таким образом, чтобы была возможность развивать законный бизнес и сокращать нелегальный, или делать его невозможным. К сожалению, у нас весьма несовершенна правовая база. Во все действующие законы мы совместно с предпринимательским сообществом вносили и продолжаем вносить свои предложения, но они вяло рассматриваются и столь же вяло принимаются.

1. Необходимо создать такую экономическую ситуацию, когда выгодно будет инвестировать в Российскую экономику, и именно в законный бизнес. А вкладывать средства в теневой бизнес - невыгодно и небезопасно. Сегодня капитал уходит за рубеж, в теневой бизнес, и не идет на развитие реального сектора экономики. Мы видим, как стремительно растет малый бизнес в Китае - для этого там созданы необходимые условия. У наших малых предприятий на старте ни финансов, ни помещений - начало предпринимательской деятельности дается с большим трудом.

2. Прежде всего, нужно совершенствовать контрольную деятельность. Сегодня насчитывается 62 федеральных контролирующих органа, и все они в первую очередь осуществляют контроль качества, документальные проверки. Сегодня буквально все предприниматели говорят об избыточности контроля. Но что-то не очень высвечивается во всех этих проверках контрафакт. А надо, чтобы эта линия высвечивалась. Причем, желательно, чтобы все было документально прописано по всей технологии контроля, а также во взаимодействии различных органов госконтроля. Ну и, конечно, должны быть политическая воля и законодательные рычаги к преодолению производства контрафакта, с тем, чтобы в стране создавалась нормальная экономическая ситуация для организаций нормального легального производства.

3. Что касается ответственности за производство контрафактной продукции, надо также создавать соответствующую правовую базу. Ведь для того, чтобы возбудить уголовное дело, надо иметь для этого достаточные основания и вменяемое законодательство. Тут широкий спектр вопросов - опять же от состояния экономики и налогов до возможностей ухода от этих самых налогов и коррупции. Как видите, это целый клубок проблем. В принципе он решаемый, но надо изучать мировой опыт в этой сфере. Тут говорилось, что наши научные центры готовы разрабатывать эту проблематику. Что-то поздновато хватились! 15 лет занимаемся контрафактом, пора бы что-то готовое предложить, Очень опоздали с этой работой. На сегодня должны бы быть серьезные наработки и серьезные результаты их внедрения.

Несколько слов о контроле качества и соответствия. По этим вопросам контролеры и дают заключения. Должен, однако, сказать, что в прежние времена гораздо более жестко велась борьба против производства "левого" товара. Тогда могли надолго отправить в места весьма отдаленные, с конфискацией имущества за те деяния, за которые сегодня зачастую вообще нет никакой ответственности. В том числе это касается медицины, фармакологии - тех сфер, где однозначно должны быть введены самые жесткие меры ответственности за фальшивки в потоке медикаментов.

И последнее. Мы привыкли решать многие вопросы в целом. Так же и с контрафактом, а надо бы посмотреть штучно каждое такое направление - от производства контрафактных пельменей до защиты интеллектуальной собственности. В каждом случае должна быть выстроена законодательная линия, задействованы все структуры контроля - от правоохранительных органов до рядового контролера и общественных объединений по защите прав потребителя. Каждый потребитель должен иметь возможность законно защитить себя от некачественной подделки.

Сергей ПРОХОРОВ, президент компании "Инфосервисгрупп", профессор Института проблем безопасности: Масштабы наплыва контрафактной продукции в нашу страну и все возрастающие объемы ее производства "отечественными подпольщиками" сейчас уже становятся угрожающими для экономической безопасности. Это происходит потому, что мы вечно тянемся в арьергарде и кидаемся принимать какие-то меры против свалившейся неприятности, когда она уже не только свершилась, но и разрослась до болезненных масштабов. Мы никак не научимся их предупреждать, хотя это, казалось бы, совсем несложно сделать. Я считаю, что проблема контрафакта требует глубокой научной проработки. Я как председатель отделения социально-экономической безопасности РАЕН готов привлечь к решению этой проблемы научную общественность. Наплыв контрафактной продукции угрожает безопасности государства, лишая его огромных сумм налоговых поступлений, а также лишая бизнес значительной доли прибыли. Живучесть контрафакта в том, что потребители потакают его производству и распространению из желания купить как бы фирменное изделие, но значительно дешевле действительно фирменного. Контрафакт приносит не только экономический ущерб. Часто он угрожает здоровью людей, поэтому вопрос о борьбе с ним надо ставить решительно. К сожалению, теми силами и средствами, которыми располагают наши правоохранительные органы, невозможно ни уличить, ни наказать производителей и распространителей контрафакта. Не помогает этому и закон о защите авторских и смежных прав, а судебная практика по контрафакту и вовсе отсутствует. Это порождает уверенность мошенников в безнаказанности. Борьба с этим будет успешной, только когда будет использоваться комплекс мер - законодательных, организационных, технических, а усилия государственных, коммерческих и общественных организаций будут хорошо скоординированы. Нужна и активная просветительская работа среди населения. Ее должны вести СМИ. Есть хорошие трибуны, как, например, замечательная газета "Бизнес для всех", где и должна вестись просветительная работа среди населения. В Интернете уже появляется информация на тему: "Осторожно: контрафакт!". Но нужна и обратная связь. Для этого должна быть создана структура, некое "единое окно", которое аккумулировало бы звонки и сообщения потребителей.

И.Рукина: Ситуация с наплывом поддельной продукции, конечно, тревожна. И это во многом результат последовательной политики последних лет. Наш уважаемый министр финансов недавно в контексте перспективы вступления страны в ВТО дал совет отечественным предпринимателям не паниковать, а брать кредиты и вступать в активную конкуренцию с теми западными производителями, которые придут на наш рынок. Хороший совет, если учесть, что поле для тех, кто придет, уже основательно расчищено. В легкой промышленности Москвы, например, мы уже потеряли 48 предприятий с наиболее известными брендами. А те, что остались, по нескольку раз сменили своих владельцев и тоже не заинтересованы продолжать первоначальное производство. Более роскошной ниши для контрафакта трудно и придумать. Главный канал его сбыта - рынки. В городе существует немало нигде не зарегистрированных рынков, которые, как правило, функционируют в китайских и вьетнамских общежитиях. Количество рынков надо сокращать. Но здесь встает совсем не риторический вопрос: где же москвичам со скромным достатком производить свои покупки? В городе между модным дорогим бутиком и рынком ничего нет - простые магазины исчезли. Очевидно, что прежде, чем ликвидировать рынки, надо восстановить достаточное количество магазинов, доступных для всех. Нужно также по-настоящему активизировать работу общественных организаций потребителей. Есть поправка к закону о защите прав потребителей, которая обязывает суды взимать с производителей недоброкачественной продукции штрафы в пользу общественных организаций по защите прав потребителей. Надо, чтобы этот механизм заработал.

Что происходит
в регионах

Алексей СУЗДАЛОВ, председатель Совета общественного движения "Защита прав человека" (Челябинск): По нашему мнению, контрафакт - это не только незаконно изготовленная продукция, но и продукция сделанная некачественно. Пример из моей практики: купил сантехнику с маркировкой итальянского производителя, но на самом деле продавцы не скрывают, что произведена сантехника в Китае, поэтому и стоит копейки. Сегодня наша организация пытается добиться расследования дела, но милиция отказывается возбуждать дело. Напомню, что в 2003 году Госдума отменила статью № 200 Уголовного кодекса РФ "Обман потребителя". Вот по этой статье можно было привлечь некачественного производителя вентилей, теперь же этого сделать нельзя.

В нашем общественном движении созданы профильные отделы по борьбе с преступлениями: в жилищно-строительной сфере, на рынке продуктов питания и отдел нравственности (преступления против здоровья населения и общественной нравственности). Особое внимание предполагается сконцентрировать на деяниях, имеющих признаки состава преступлений, предусмотренных статьями Уголовного Кодекса РФ, например ст. 159 (Мошенничество), ст. 171 (Незаконное предпринимательство), ст. 242 (Незаконное распространение порнографических материалов или предметов), ст. 238 (Выполнение работ либо оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). Мы как общественное движение не имеем права возбуждать уголовные дела и вести их. Мы нашли другой выход. В СМИ публикуем списки производителей некачественной продукции или продавцов контрафакта. Поясню, поскольку мы собираемся публиковать списки контрафактчиков, значит мы их косвенно предупреждаем о грядущих визитах проверяющих органов. А предупрежден - значит вооружен.

Иван ТЕР-МАТЕОСЯНЦ, исполнительный директор Научно-Промышленной Ассоциации Арматуростроителей (Санкт-Петербург): Проблема фальшивой продукции не является новой. Кто-то там что-то подделывает - это казалось мелочью, незначительным недоразумением, которое потом нетрудно будет исправить. Однако, подобное снисходительное отношение позволило фирмам-фальсификаторам окрепнуть, вырасти из кротких штанишек и... занять существенную долю рынка арматуры. Они научились подделывать не только паспорта, но и саму продукцию, со свойственной российским гражданам искрометной сметливостью придумали и освоили множество новых форм "работы". Главная причина такого положения вещей в том, что многие институты цивилизованного рынка в России пока не сформировались. Далеко не везде и далеко не самым оптимальным образом выстроены отношения производителя с потребителем. У целых групп потребителей по различным причинам искажен критерий выбора "цена-качество" в пользу цены. Ломаются принципы здоровой конкуренции, подрывается доверие к отечественной продукции. Наконец, девальвируется общественная мораль, демонстрируя, что обманом и наглостью можно получить большую выгоду, нежели честным трудом. Тем удивительнее пассивность, до сих пор проявляемая большинством участников рынка. Что это - инерция или слепота? Или мы в очередной раз ждем, что кто-то все за нас сделает. Но кто? Ведь государство как будто не замечает проблемы. Как будто это не его бюджет теряет ежегодно миллиарды рублей. Как будто это не оно, в конце-то концов, отвечает за общественную безопасность, подрываемую монтажом фальшивой арматуры на поднадзорных объектах!

Елена НИКОЛАЕВА, юрист компании НПО "КоррЗащита", Москва: Мы сотрудничали с одним крупным заводом. В процессе совместной работы выяснилось, что завод реализовывал продукции больше, чем ему поставляла наша фирма и, прикрываясь нашими сертификатами и свидетельствами, продавал краску на рынке лакокрасочной продукции, причем по значительно более низкой цене. Естественно, эта лакокрасочная продукция, выпускаемая тайно и сверх нормы, не могла нами контролироваться, и мы не могли отвечать за ее качество. На сегодняшний день нами расторгнут договор с этим производителем, и готовятся материалы для привлечения его к ответственности. Неоднократно недобросовестные фирмы, заглянув на наш сайт, нелегально использовали наши материалы для подкрепления своего имиджа, обманывая, по сути, своих клиентов. Разумеется, нарушение авторских прав является предметом для судебного преследования. Однако кто защитит от обмана клиентов? Обманщики идут на риск, связанный с интеллектуальным воровством, по одной причине: у них нет собственных наработок и специалистов с квалификацией, достаточной для написания грамотных материалов. Недавно в арбитражном суде нами было выиграно дело, связанное с незаконным использованием нашего товарного знака. Фирма "ВТК БАУ" закупала в Германии краску, на которой почему-то было написано "Риза Экстра УНИПОЛ". Интересно, что слова "Риза Экстра" были написаны по-немецки, то есть практически не привлекали взгляд потребителя, а вот слово "УНИПОЛ" было написано по-русски. Встретив такой ход конкурентов, мы попытались решить дело мирным путем, предупредив эту фирму письменно об ответственности за незаконное использование товарного знака, но ответ последовал отрицательный. Мы предложили заключить лицензионный договор об использование товарного знака - тоже отказ. Тогда мы обратились в Арбитражный суд, и 31 мая решением Арбитражного суда было запрещено ООО "ВТК БАУ" использовать товарный знак "УНИПОЛ", а также взыскана компенсация за незаконное использование товарного знака в размере 300 тысяч рублей. На данный момент нами отправлено 10 предупреждений предприятиям, использующих незаконно наш товарный знак.

Дмитрий КОБЫЛКИН, президент РОО "Антипиратское Общество Приморского края" (Владивосток): Мы начали работать по контрафакту как общественная организация в 2001 году. В нашу организацию вошли легальные продавцы Приморья и московские правообладатели некоторых компьютерных программ. С первых дней своего существования мы искали контакт с сотрудниками правоохранительных органов. В те годы знаний у милиции по пиратству были совсем скудные. Мы стали обучать сотрудников ОБЭП основам борьбы с контрафактом. Однако никак не ожидали, что в дальнейшем наши знания будут применены не с целью борьбы с контрафактом, а с целью собственного обогащения. То есть сотрудник милиции, видя поддельный диск, предлагал продавцу решить дело миром.

И все же наши усилия не пропали даром. Как только федеральное правительство начало обращать внимание на проблему контрафакта, сразу же эта тема начала всплывать на заседаниях губернатора, мэра, высших руководителей силовых структур. Правоохранительным и контролирующим органам только на территории г.Владивостока известны 4 оптовые базы, распространяющие контрафактные аудиовизуальные произведения, однако действенных мер к правонарушителям не применяется, дельцы чувствуют себя достаточно вольготно. Но не хотелось бы обвинять в бездействии и плохой работе всех сотрудников правоохранительных и контролирующих органов - есть и положительные факты. Так, прокуратурой Фрунзенского района только за 2004 год возбуждено более 10 уголовных дел по фактам нарушения авторских прав. Многие дела переданы в суд. Сотрудники Управления по борьбе с организованной преступностью УВД Приморского края пресекли незаконную деятельность завода по производству контрафактных компьютерных CD и DVD, который располагался в Первореченском районе г.Владивостока. Было обнаружено 50 тысяч дисков различного содержания, от фильмов, компьютерных программ - до детской порнографии и милицейских баз данных. Интересно, что про этот завод знали все, продавцы контрафакта совсем не прятались. Однако расследование этого уголовного дела ведется недостаточно активно. После закрытия завода на меня было совершенно нападение. Четыре человека, вооруженные битами, выкрикнули, что бьют меня за контрафакт. В тяжелом состоянии я был госпитализирован. Только что выписали из больницы. Этим нападением меня пытались запугать. Нашей организацией были собраны данные о 6-7 оптовых складах с контрафактом в Приморском крае, и 4 - во Владивостоке. Борьбу не прекращаем. На мой взгляд, борьба с контрафактом не сдвинется с места до тех пор, пока лейтенанты, рядовые сотрудники милиции и ОБЭП не начнут бороться по-настоящему с этим явлением. На высоком уровне в силовых органах желание есть, а вот исполнители работают слабо. Сами посудите: приходит милиционер на "точку", зарплата у него 15 тысяч рублей, а взятка составляет 30 тысяч рублей, причем обещают ежемесячные "премии" за "закрытые глаза" на деятельность пиратов.

О защите национальных интересов

Илья ХАНДРИКОВ, генеральный директор фирмы "Формика": В стране, пораженной коррупцией, защита национальных интересов в любой сфере становится очень проблематичной. Она способна сделать бесплодными и все усилия по борьбе с контрафактом. Я представляю легкую промышленность и общественный союз "Антикоррупция" и приведу пример из этой сферы. Если поддельные видеодиски у нас время от времени изымаются и уничтожаются, то с текстильным ширпотребом такого еще не бывало никогда. Более того, Федеральный фонд госимущества позволяет определенному кругу фирм распродавать партии ширпотреба, конфискованного таможенниками, независимо от того, является он контрафактом или нет. А совсем недавно целый ряд предпринимательских организаций обратился с открытым письмом к Президенту РФ в связи с коррупцией во влиятельных государственных структурах. Поводом для этого стал редкий случай: на железнодорожных станциях Подмосковья обнаружено 120 вагонов с контрабандным контрафактным текстильным ширпотребом, пришедшим из Китая через Находку. Генпрокуратура по этому поводу начала расследование и уголовное дело. В ходе расследования выяснилось, что обнаруженные 120 вагонов - это далеко не все из потока контрафактной контрабанды, хлынувшей через Находку. До этого уже не одна тысяча вагонов с такой продукцией дошла до получателей и даже потребителей. По этому делу Генпрокуратура уже арестовала одного высокопоставленного чиновника, "крышевавшего" этот поток контрафакта. Только благодаря активной позиции общественных организаций предпринимателей все это удалось сделать достоянием гласности. Если мы не создадим серьезной законодательной базы по борьбе с коррупцией, успеха в борьбе с контрафактом не добьемся.

Асхат ВАФИН, эксперт Центра этики бизнеса: Сейчас многие экономисты говорят о необходимости перехода к третьему этапу реформ, который должен заключаться в выстраивании правил игры и выработке институтов поддержания и исполнения этих правил. Многие экономисты и социологи, например, высказывают предположение, что власть в России не идет на снижение налогов только для того, чтобы воспроизводить условия традиционного для России способа управления, когда создаются условия, при которых практически все вынуждены эти условия нарушать, в результате власть всегда может по своему выбору и произволу подвергнуть репрессиям любого на формально законных основаниях.

Андрей КОЛЕСНИКОВ, директор Центра "Предпринимательство и малый бизнес": Мне хотелось бы обратить внимание на явления, которые все больше стали отмечать ученые и преподаватели вузов и бизнес-школ - это постепенное угасание в нашей стране тяги к предпринимательству среди молодежи. Кооперативное движение дало нам немало видных предпринимателей и управленцев. В последние годы выдвижение таких личностей уже не происходит. На конкурсах в вузах и приемах в бизнес-школы проявляется причина этих явлений: когда молодые люди видят, что за счет административной власти можно достичь не меньшего, а даже большего благополучия, чем предпринимательской деятельностью с ее постоянными рисками, работой без выходных и проходных, то, естественно, они предпочитают ориентироваться на административную карьеру, а не на предпринимательскую. Одной из причин этого является и распространение контрафакта, являющегося особо питательной почвой коррупции.

Виктор Волков: В ходе дискуссии были названы многие причины распространения контрафактной продукции. Совершенно очевидно, что в первую очередь необходим системный подход к прогнозированию таких феноменов в экономике, как контрафакт. Больше внимания должно быть уделено поддержке наших отечественных легальных производителей. Зачем, скажем так, закупать огромные партии лекарственных препаратов за рубежом, если гораздо проще и эффективнее из огромных запасов нефтедолларов купить фармацевтический завод, и лекарства производить самим. Необходимо поддерживать и развивать здоровую конкуренцию между производителями и реализаторами нормальной продукции, упрощать процедуры получения легальных патентов, лицензий и сертификатов. Серьезной модернизации требует и нормативно-правовая база в определении мер наказания за производство и распространение поддельной продукции. Одновременно необходимо добиться повышения уровня компетентности и ответственности правоохранительных органов. Наконец, важно добиться активизации деятельности общественных организаций, занимающихся защитой интересов потребителей и развернуть целенаправленную работу по формированию общественного мнения, гласящего, что контрафакт является социальным злом. Но всю эту работу надо сопровождать постоянной и целенаправленной борьбой с коррупцией. Коррупция и контрафакт - это два всегда взаимосвязанных явления, и побороть одно из них без преодоления другого невозможно.

Запись вели

Дмитрий Нератов,

Валерий РОМАНЮК,

Леонид САВЧЕНКО.




<< предыдущая статья     оглавление     следующая статья >>


 
БЕСПЛАТНОЕ РАЗМЕЩЕНИЕ
ИНФОРМАЦИИ

  • ДОБАВИТЬ коммерческое предложение

  • ОПУБЛИКОВАТЬ информацию об организации

  • ОСТАВИТЬ заявку на кредит / инвестирование

  • РАЗМЕСТИТЬ объявление о покупке / продаже бизнеса

  • РАЗМЕСТИТЬ информацию о вакансии

  • Бесплатные сервисы онлайн



    КУРСЫ ВАЛЮТ ЦБ РФ
    на 12.06.2021
    USD71,6797-0,5177
    EUR87,3274-0,4791
    E/U1,2183+0,0021
    БВК78,7212-0,5003
    Все валюты

    ПОГОДА 
    Россия, Московская обл., Москва
    днем
    ночью

    (прогноз)
    Погода в России и за рубежом

    ВАШЕ МНЕНИЕ



      Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    2003 - 2021 © НДП "Альянс Медиа"
    Правила републикации
    материалов сайтов
    НП "НДП "Альянс Медиа"

    Политика конфиденциальности